Подписаться на обновления
20 октябряПятница

usd цб 57.5706

eur цб 67.9333

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Худлит  Острый сюжет  Фантастика  Женский роман  Классика  Нон-фикшн  Поэзия  Иностранные книги  Обзоры рейтингов 
Алексей Нилогов, автор проекта «Современная русская философия», действительный член Академии философии хозяйства   четверг, 22 января 2015 года, 16:30

Дионисийские разрывы или контролируемое безумие?
"Вольный стрелок" Андрей Бычков


Фото: Karen Roe/ Flickr.com
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




В 2014 году международной литературной премией «Вольный стрелок: Серебряная пуля» («The Franc-tireur Silver Bullet») в номинации «малая проза» был удостоен современный русский писатель – Андрей Станиславович Бычков. Эта независимая премия присуждается в США ежегодно Международным советом издательства «Franc-tireur USA» за лучшие книги прозы и документалистики на русском языке, опубликованные этим издательством. Лауреаты премий объявляются 29 января – в день рождения А. П. Чехова и (по старому стилю) Б. Л. Пастернака. Также премию получили такие российские литераторы, как В. Дёмин, В. Лидский (Москва), Р. Л. Шмараков (Тула). В начале 2015 года в издательстве «ЭКСМО» вышел его новый роман «На золотых дождях» (авторское название – «В поисках тьмы»).

«Творчество Андрея Бычкова, несомненно, представляет собой уникальное и крайне интересное явление в современной русской литературе». С этих слов начинается предисловие современного русского писателя Юрия Витальевича Мамлеева к одной из самых известных книг Бычкова – «Дипендра». И с Мамлеевым трудно не согласиться. Кроме автора этого безжалостного романа, мало кто ещё в наши трудные, перенапряжённые социальными и политическими проблемами времена, отважился бы с такой последовательностью и непримиримостью отстаивать «территорию искусства», обращаться к человеку как к личности, а не как к ангажированному социально-политическому индивиду, кто стремился бы превыше всего ставить художество, а не моральное послание, кто по-прежнему имел бы смелость обращаться к тем, о ком так замечательно сказал в своих «Лекциях по русской литературе» Владимир Набоков: «Настоящий читатель не интересуется большими идеями: его интересуют частности. Ему нравится книга не потому, что она помогает ему обрести «связь с обществом» <…>, а потому что он впитывает и воспринимает каждую деталь текста, восхищается тем, чем хотел его поразить автор, сияет от изумительных образов, созданных сочинителем, магом, кудесником, художником».

Сегодня все границы стали прозрачнее. И трансгрессия – прохождение ранее непреодолимых барьеров – сегодня даже не одна из практик, а часть реальности. Вдруг оказалось, что все мы живем в «двойном» мире. Так что нонконформизм уже в «теле Системы», хочет Она того или нет. Мы часть Ее бессознательного. А если по-другому: Она сама, не признаваясь в этом себе, хочет своей смерти. Формально - мы живем по принципу прививки. Чтобы не задохнуться в собственном идиотизме и сохранить свое реноме, Система и прививает нас себе. Теоретически - мы живы, потому что у нас есть выигрышные стратегии атаки и провокации. Но «фундаментальная правда» в том, что сегодня Система не может нас изолировать в принципе, поскольку сам принцип границы сдает свои позиции.

Андрей Бычков – художник. И – безусловный авангардист. Он не боится исследовать пределы человеческой свободы, его не смущают «проклятые вопросы бытия». Но при этом он не отвергает и консервативных, традиционалистских ценностей. С неподдельной отвагой подлинного трансгрессора он не боится проникать через любые границы, частоколом которых с таким «нравственным» остервенением привык разгораживать пространство письма современный литературный официоз. Воистину писатель воплощает в своём творчестве ницшеанские концепты – «Бросайся повсюду, вверх и вниз, ты, лёгкий! Пой! перестань говорить!» Не случайно ведь, отвечая на опрос «Независимой газеты» – «Какая из книг кардинально повлияла на вашу жизнь?» – Бычков назвал ницшевскую «Так говорил Заратустра». Развивая мамлеевскую тезу об уникальности творчества писателя, стоило бы заметить, что все книги Андрея Бычкова пронизаны какими-то таинственными дионисийскими скачками и разрывами. И многое из того, что литературной общественностью воспринимается как агрессия или эпатаж, как сгущение насилия или секса, следует, прежде всего, трактовать как расширенную литературную метафору религиозного протеста против морального ханжества и лицемерия, каким переполняет современный мир идеология потребления. Ведь нравственные фразеологизмы – неизменный атрибут любой политической системы. И если продолжать разговор об эстетическом нонконформизме Бычкова, то, конечно, в первую очередь, стоило бы разобраться с его религиозными корнями в самом широком смысле. Не путая при этом религиозное измерение с церковным, тем более с конфессиональным. В контексте более подробного разговора на эти темы, к сожалению выходящего за рамки этой «портретной статьи», пожалуй, стоило бы упомянуть и альбигойские ереси трубадуров, и дионисийские мистерии (отметим только, что к последним апеллирует и недавний проект альтернативной литературной премии «Звёздный фаллос»). Тем не менее, нельзя не отметить, что поиски Бычкова не сводятся к религиозным, не замыкаются на те или иные концептуальные пространства, – они всегда принципиально разомкнуты. Здесь нет смысловых операций, ведущих к каким-либо стабильным смысловым системам, тем более к религиозным парадигмам, здесь речь, всегда и прежде всего, о стиле. Идёт насыщенный поиск музыкальных и живописных интенций, но даже и полистилистика играет подчинённую роль: речь всегда о какой-то тайной скрытой метафизике, не прямолинейно и традиционно, как у Мамлеева, а в каком-то ином, авангардном определении, в попытке высказаться на пределе языка, в его антиязыковых горизонтах. Произведения А. Бычкова скорее подобны анаграммам Ф. де Соссюра, где «борьба» разворачивается, прежде всего, за доставляемое читателю наслаждение, за счёт аннигиляции смыслового послания. Но обо всём по порядку.

Андрей Станиславович Бычков родился в 1954 году в Москве в семье художника (в 1960-е его отец был одним из лучших учеников известной авангардистской студии Элия Белютина). Образование получил в МГУ им. М. В. Ломоносова, окончив в 1977 году физический факультет (кафедра квантовой статистики и теоретической физики), после чего работал научным сотрудником в Институте атомной энергии им. И. В. Курчатова в школе академика А. Б. Мигдала, где через несколько лет защитил кандидатскую диссертацию «Поверхностные гиперъядерные состояния», в которой выдвинул гипотезу нового физического явления и предложил критический эксперимент. Но, несмотря на открывающуюся блестящую научную карьеру, Бычков теоретическую физику бросил (по словам самого писателя «из-за Набокова») и после окончания Высших курсов сценаристов и режиссёров целиком посвятил себя писательскому творчеству. Любопытно, что его дипломной работой на курсах был тот самый знаменитый сценарий «Нанкинский пейзаж», который получил впоследствии несколько международных призов, а одноимённый фильм Валерия Рубинчика вошёл по некоторым из рейтингов в дюжину лучших русских фильмов десятилетия нулевых. Однако и карьере сценариста Бычков предпочёл прозу. С 1990 года по сегодняшний день у писателя выходит в России семь книг рассказов, романов и повестей и пять книг на Западе. Его переводят и печатают на английском, французском, немецком, сербский, китайском, венгерском и испанском языках. Бычков становится лауреатом и финалистом нескольких престижных литературных премий. Интересна история его первой публикации. Речь идёт о рассказе «В следующий раз осторожнее, ребята», напечатанном в последнем номере журнала «Октябрь» за 1987 год. Рассказ был сразу отмечен авторитетными нью-йоркскими критиками П. Вайлем и А. Генисом в их известной новомирской статье о новых веяниях в русской литературе (о так называемой «другой прозе»). Среди произведений таких маститых авторов, как А. Г. Битов, В. С. Маканин, Т. Н. Толстая, В. А. Пьецух и др. был также комплементарно рассмотрен и дебютный рассказ Бычкова. Это же произведение было первым из переведённых на иностранные языки (французский и китайский). По его мотивам был написан и сценарий «Нанкинский пейзаж», который в свою очередь спустя много лет «магически» (через известного китаеведа Владимира Малявина) привёл своего автора в Китай к легендарному грандмастеру тайцзицюань Линь Алуну. Стоит также заметить, что рассказ вошёл в программу Московского государственного лингвистического университета по курсу современной русской литературы.

Неисчислимы его злодеяния против рода человеческого. Он отвергает любовь, предает своих друзей, насилует и убивает невинного ребенка, вступает в противоестественные связи, коварно умерщвляет тех, кто хотел бы верить в него. И при этом Мальдорор не отождествляет себя с Сатаной. Скорее он – сам принцип негативности, последний постулат свободы, отвергающий закон человека и его Творца. Или, выражаясь на языке нашей психоаналитической эпохи, Мальдорор – это принцип воображения, стремящийся взять верх над принципом реальности. Мальдорор как последний бастион человека пишущего, для которого бог является через слова. Но чтобы написать Песни Мальдорора надо не просто «оторвать голову своей совести», надо суметь и самому отомстить себе за это право, надо и самому себе растерзать грудь, ведь такие песни пишутся «на смертном одре».

Однако, несмотря на успех первой публикации в демократически настроенных литературных кругах, Бычков не спешит с ролью ангажированного писателя «новой волны». И уже в его первой книге «Вниз-Вверх» можно обнаружить, например, и рассказ «Газни» о трагически искалеченном воине в Афганистане, который, пребывая в госпитале, рвётся снова «на перевал», чтобы отомстить за смерть своих товарищей. Должно было пройти много лет, чтобы за подобные сюжеты критика подняла на щит такого писателя, как З. Прилепин. Но в те времена ни П. Вайль, ни А. Генис на такую книгу, разумеется, не откликнулись. Хотя один из демократически настроенных критиков, Борис Кузьминский, поражённый нонконформизмом бычковского письма, всё-таки написал: «Кем нужно быть, чтобы обращаться к сюжетам, до дна исчерпанным мэтрами, с претензией на собственную интерпретацию, без саркастически-уважительных реверансов перед образцом?» Интересно, что, несмотря на публикации своих первых произведений в «Новом мире» и «Октябре», и выдвижение первого вполне постмодернистского романа «Графоман» на Букеровскую премию, Бычков также не использует данный ему карт-бланш, и вместо того, чтобы приложить усилия и вписаться в модную обойму постмодернистов, он пишет «ужасающий» цикл рассказов «П…ц постмодернизму», в котором литературно расправляется с В. Г. Сорокиным, Д. А. Приговым, Л. С. Рубинштейном, В. О. Пелевиным, В. В. Ерофеевым. На эти рассказы положительно откликается поэт и литературный обозреватель Евгений Лесин, вводя впервые в российской словесности термин «антипостмодернизм». А Борис Кузьминский в «Русском журнале» называет Бычкова «злейшим врагом российского постмодернизма». Но для Бычкова и это, похоже, не «самоопределение», о чём он настаивает в предисловии к публикации в сборнике «Современная русская проза». И – неожиданно для всех – пишет несколько реалистических рассказов в духе классической русской прозы («Имя», «Русский рассказ» и др., опубликованные в «Дне литературы»). Однако – параллельно – и откровенно эпатирующие «левые» рассказы в авангардных демократических журналах «Контекст 9» и «Слова». Такое ощущение, что писатель стремится сбить со следа «консервативного» читателя, привыкшего к «узнаваемым» писателям, ожидающим, скажем, от Набокова «набоковского», а от Хемингуэя – «хемингуэевского». Но это и не постмодернизм «джойсовского разлива», Бычков совсем не озабочен подобными «игрушками». Но тогда чем же? Процитируем критика Александра Чанцева (из рецензии на новую книгу Бычкова «В бешеных плащах»): «… проще, видимо, сказать, как А. Бычков не пишет, чем перечислять то, как он пишет...» И продолжает: «Подчёркнуто западная проза (даже у героев иностранные имена, платят они баксами и т. д.), отсылающая то ли к «новому журнализму» Капоте, то ли к «крутому детективу», то ли к алко-озарениям Буковски. Мамлеевский космическо-русский галлюциноз с прожилками эссеизма чуть ли не в духе Евгения Головина. Это, по большому счёту, не совсем крайности, но на сопряжении радикально разнесённых повествовательных манер – подчас в пределах одного рассказа! – и строится здание этого сборника». Создаётся впечатление, что Бычков действительно занимается каким-то соссюровским «самоуничтожением», по касательной высказывая прямо противоположные смыслы, сталкивая и разрывая различные писательские манеры на протяжении предельно коротких стилистических пространств. Кстати, и в сюжетах его произведений постоянно присутствует смерть, разрушение, разрешающиеся в трагической (а подчас и издевательской) образности и музыкальности письма.

И здесь мы хотели бы вернуться к нашей гипотезе о «дионисийских разрывах», которыми и «движется» творчество Бычкова. Кстати, и сам писатель, выступая недавно на конференции «Поэтический фактор в культуре», обращается к категории «разрыва» как к фундаментальной для западного сознания, и пытается выстроить на ней свою метафизику противоречий: «Авторское желание заключается в поиске иных решений, исходящих из попытки определиться на самом пределе, через разрыв, то есть непосредственно в «точке сингулярности», в самом “центре безумия”». В своей «Хаотической автобиографии» Бычков признаётся, что в одно время практиковал буддизм (этот опыт описан в повестях «Пхова», «Здесь Родина Там») и даже индуизм («Люди на Земле»), занимался практиками даосизма («В разрывах листвы»), крестился в православие («Русский рассказ», «Джам»). Так и хочется констатировать – уж не дионисийские ли разрывы стоят за всеми этими «агоническими» метаниями, ведь речь явно не о постмодернизме? Быть может, и не случайно после всех своих религиозных поисков Бычков «делает ставку» именно на это странное, почти неартикулируемое, пространство между традициями? Подобными странными, «неканоническими», поисками традиции, в был озабочен и французский поэт А. Рембо, о чём Бычков также говорит в докладе. Всё-таки хочется подчеркнуть, что «дионисийские разрывы Бычкова» – это всего лишь наша гипотеза. Напомним, что Бычков «материалист», во всяком случае, физик-теоретик по образованию. А в последнее время (после учёбы в Московском гештальт-институте) ведёт ещё и частную психотерапевтическую практику и преподаёт «Психотерапевтическое письмо» в центре «Открытый мир». Возможно, что «мистагогическая» стратегия автора (если здесь имеет смысл говорить о стратегии) исходит из каких-то принципов «контролируемого безумия», бессознательно опираясь на которые автор пытается адекватно отреагировать творчеством на культурологический и цивилизационный кризис нашего времени. Интересно, что об этом писал ещё критик-консерватор Лев Аннинский, характеризуя творчество Бычкова в отзыве на ранний роман «Графоман»: «Бычков умеет описывать безумную реальность с убийственным бесстрастием».

Несмотря на жанр «портретной статьи» нам хотелось бы поподробнее остановиться на последнем романе Бычкова «В поисках тьмы», опубликованном на интернет-портале ThankYou.ru. На наш взгляд, здесь рельефнее всего просматриваются мейнстримные для писателя мотивы и темы. Прежде всего, рецензенты (роман выдвигался на премию «Национальный бестселлер», где принято рецензировать номинантов) отмечают его «антисмысловую» направленность и – далее – изощрённое стилистическое мастерство автора. «Конечно, можно отключить голову и радоваться тексту как таковому (а в нём действительно есть чему радоваться), каким бы обилием алогичных связей он не выталкивал читателя из себя, как ртуть, когда купаешься в ртутном озере. Насчёт «действительно есть чему радоваться»: прочитайте, разве это не здорово?». Сюжет романа строится вокруг вояжа некоего нового русского пророка в Москву, которую он хочет беспощадно наказать СПИДом и прочими «радостями». Параллельно развивается линия об инцесте «русского национального пророка» с его двоюродной «многонациональной» сестрой. Роман, изобилующий изрядной долей чёрного юмора, не лишённой и трагической насмешки над судьбой современной России, апеллирует, скорее, не к смыслам, а к языку. А точнее, и это для нас весьма существенно, к антиязыку. «О неистовый антиязык, восстающий из бездны потерянных связей, о последний смысл обессмысления…» Автор словно бы стремиться подсказать, что все наши социальные операции со смыслами бессмысленны, прежде всего, потому, что не найдена соответствующая антропологическая перспектива, какая может быть найдена только «с точки зрения искусства». Что только стилистический поиск и расширение языковых горизонтов может вывести человечество к решению его «пророческих» задач. Что без обращения к антропологической практике искусства, без художества не решить никаких социальных и политических проблем. Что социальное, как это не парадоксально, может быть изменено только через асоциальное. Да и не таковы ли все религиозные практики? В конце романа отец «пророка» (отцом, кстати, оказывается не кто иной, как сам Николай Иванович Лобачевский, великий русский геометр), учит своего сына «абсолютности ртути», притягивающей к себе свои подобия. При этом в смятенном сознании Вальдемара (пророка) теснятся кручёновские «дыр бул щыл» и хлебниковские «бобэоби», пока наконец в сердце не раздаётся глухонемая песнь, состоящая из тех самых, дионисийских разрывов: «бла женны разо р ванны е и жаж ду щие анти язы ка / Ам инь…»

Однако Андрей Бычков пишет не только прозу. Он известен и своими прямыми «публицистическими» высказываниями, которые в основном сосредоточены на эстетическом поле. Правильнее всего, наверное, обозначить его позицию как нонконформизм. Кстати, одна из программных статей Бычкова так и называется «Авангард как ноконформизм». Вот концептуальный отрывок: «А между тем стоило бы и впрямь задуматься, что такое нонконформизм в литературе и искусстве. И не путать это понятие с необходимостью и безусловностью социального протеста. Между тем стоило бы поискать метафизику того, другого протеста, который против самой социальности, навязываемой нам сегодня в качестве последней и абсолютной реальности». В своей критике социальности как таковой Бычков часто обращается к таким авторитетам, как Лев Толстой и немецкий поэт и эссеист Готфрид Бенн. В одной из статей автор даже высказывает интересную литературоведческую гипотезу. По его мнению, в рассказе Толстого «Смерть Ивана Ильича» смерть социального индивида (имеется в виду главный герой рассказа) приводит к высвобождению целого спектра «стилистических энергий» самого произведения. Бычков даже приводит живописные и интонационные примеры, в которых уже, как он считает, намечены темы и интонации европейского модернизма (Пруста, Джойса, Кафки, Ионеску и др.). От внимательного читателя произведений Бычкова, конечно, не скроется то, что это связано и с собственным мироощущением автора. Например, тема растерзания Диониса… Интересно, что помимо рецензий на литературные темы (а о ком только Бычков не писал – и о Лотреамоне, и о Блейке, и о Добычине, и о Жене…), у него есть отклик на книгу французского философа Жиля Делеза «Френсис Бэкон, логика ощущения», в которой писатель также акцентирует тему разрыва, называя «важнейшим местом» книги делёзовский анализ картины Бэкона «Живопись», где замысел «садящейся птицы» распадается (разрывается) на целую серию образов, оставляя значимым лишь отношения между элементами серии.

Если коротко, то хочется отметить и «неписьменную» литературную деятельность Бычкова. О проекте «Звездный фаллос» мы уже писали. Однако мало кто, наверное, знает, что Бычков – организатор знаменитого сообщества «За Фаланстер» в «Живом Журнале» и автор письма, обращённого к властям, которые собирались закрыть знаменитый независимый магазин. Это письмо собрало тысячи подписей почти всех литераторов России и сыграло решающую роль в борьбе за независимое книжное пространство. Бычков также известен и своими перформансами, совместно с музыкантами Сергеем Летовым и Антонио Грамши. Иногда его называют арт-хулиганом, что, конечно, не отвечает действительности, поскольку акции Бычкова, даже если он крушит компьютеры (на презентации его книги «В бешеных плащах») или выстраивает на сцене реальную виселицу для казни (на презентации книги «Дипендра»), всегда носят сугубо эстетический характер.

На книги Бычкова написано уже довольно много рецензий, от Виктора Топорова до Данилы Давыдова, но, к сожалению, мало аналитики. Поэтому цель нашей статьи – привлечь внимание к творчеству писателя именно литературоведов, а не критиков. Тем более что творчество писателя подчас слишком прямолинейно трактуется в контркультурном контексте (пожалуй, сегодня ни одна серия контркультуры в интернете не обходится без тех или иных произведений Бычкова, где они соседствуют с произведениями Буковски и Берроуза), при этом из фокуса анализа, как правило, ускользают культурологический и «религиозный» аспекты. А ведь Андрей Бычков один из тех писателей, кто реально изменяет судьбу своего читателя.




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Понять других, узнать себя

Наши знания об эмоциях придётся переосмыслить

Вы, вероятно, встречали людей, превосходно владеющих эмоциями и понимающих эмоции других. Когда всё идёт к чертям, они каким-то образом остаются спокойными. Они знают, что нужно сказать или сделать, когда их босс не в настроении, или когда их любимый человек расстроен. Неудивительно, что эмоциональный интеллект начали превозносить как новую величайшую парадигму в бизнес-школах, возможно, более важную, чем IQ – после того, как в 1995 году вышла книга Дэниэла Гоулмана «Эмоциональный интеллект», ставшая бестселлером. И действительно, с кем бы вы предпочли работать – с человеком, способным понять и ответить на ваши чувства, или с тем, кто понятия об этом не имеет? И с кем бы вы пошли на свидание?

07.10.2017 14:00, Вячеслав Голованов SLY_G


Гипернервное животное

Как научиться справляться с паникой, слушать интуицию и использовать свой страх

Наш мозг работает эффективнее всего, когда нам что-то угрожает, — надо только научиться правильно считывать его сигналы. В экстренных случаях, для которых логическое мышление слишком медленное, безопаснее положиться на интуицию, уверен эксперт по насильственному поведению Гэвин де Беккер.

03.10.2017 13:00


Дмитрий Шостакович: «Не верьте гуманистам, граждане!»

Из книги «Свидетельство. Воспоминания Дмитрия Шостаковича, записанные и отредактированные Соломоном Волковым»

Я был бы весьма счастлив, если бы нашелся какой-нибудь прославленный гуманист, которому можно было бы довериться, с кем можно было бы поболтать о цветах, братстве, равенстве и свободе, чемпионате Европы по футболу и на другие высокие темы. Но такой гуманист еще не родился. Зато есть более чем достаточное количество мерзавцев, но у меня нет желания беседовать с ними: они продадут тебя по дешевке за пачку валюты или баночку черной икры.

29.09.2017 19:00, izbrannoe.com


Селфи на бархатном фоне революции

Платон Беседин «Дети декабря», повести. Издательство Э. ISBN: 978-5-699998-59-3, издано в 2017 г.

«Дети декабря» — книга, которую, хочешь ты этого или нет, прочитать надо непременно. Платон Беседин начинал громко, быстро окреп и вошел в литературно-медийное сообщество, когда ему всего чуть за тридцать. И теперь он, говоря языком футбольных комментаторов, «в поляне». «Дети декабря» позиционируется самим автором как книга, за которую ему не стыдно. Впрочем, не уверен, что именно позиционируется, скорее он бы предпочел, чтобы по законам поступательного движения так оно и было.

29.09.2017 16:00, Леонид Кузнецов


Мисс Пи, ГТО и все-все-все

Pamela Des Barres. I’m with the Band. Confessions of a Groupie. US: Chicago Review Press, 2005. 320 c.

Памела Дес Баррес – из тех, кто знал всех. Музыкантов, режиссеров, просто селебритиз. С 60-х и до наших дней. Немного актриса и очень тусовщица в начале, журналист и автор красочных мемуаров вроде Let’s Spend the Night Together, Take Another Little Piece of My Heart и даже рок-кулинарной книги потом. Она была настоящей группи. Из тех, кто просто сходил с ума и загорался, если в городе был Боб Дилан или Роллинги. Из тех, кого, пишет она с легким сарказмом и ностальгией в послесловии, сейчас вытеснили модели, делающие на светских раутах вид, что они совсем не группи. И да, без крутого секса там не обходилось – она оказалась среди первых «American sexual pioneers», а в категории женской откровенности она была первой после Анаис Нин.

24.09.2017 16:00, Александр Чанцев


Как Кремниевая долина убивает индивидуальность

Корпорации мечтают стать хранилищем нашей самой дорогой и личной информации

Писатель Франклин Фоер считает, что политика крупных корпораций угрожает дальнейшему развитию человечества. В своей новой книге «Мир без разума: экзистенциальная угроза крупных технических компаний» он рассказывает о том, как компании Кремниевой долины все больше захватывают и автоматизируют нашу жизнь. Публикуем адаптированный отрывок из его произведения.

22.09.2017 16:00, Вероника Елкина, rb.ru


Ленное право

Как безделье приводит к озарениям

Мы привыкли не слишком полагаться на свои внутренние ритмы в процессе работы: кажется, что только четкие списки задач в сочетании с чудесами тайм-менеджмента могут привести нас к весомым победам. Но наука с этим не вполне согласна: с точки зрения психофизиологии «ничегонеделание» — не менее важное занятие, чем напряженный труд.

19.09.2017 13:00, Варламова Дарья, theoryandpractice.ru


Хаос дедлайнов

Как планировать дела, чтобы все успевать

Книги по тайм-менеджменту часто противоречат друг другу: где-то рекомендуют немедленно выполнять любую мелкую задачу, кто-то считает, что начинать надо с самого сложного, а кто-то, наоборот, что нужно сознательно откладывать дела на потом. Журналист Брайан Кристиан и ученый-когнитивист Том Гриффитс уверены: чтобы все успевать, людям надо пользоваться алгоритмами, по которым работают компьютеры, — с их помощью давно можно найти оптимальный вариант с учетом всех заданных условий.

14.09.2017 16:00


ИИ — гарант третьей стадии жизни на Земле?

Три стадии эволюции и будущее человечества

В одном из отрывков своей новой книги физик из Массачусетского технологического института рассматривает следующий этап эволюции человека.

07.09.2017 13:00, Макс Тегмарк (Max Tegmark), inosmi.ru


Не-встречи Льва Толстого

Ореханов, Г. Лев Толстой. «Пророк без чести»: хроника катастрофы. – М.: Эксмо, 2016. – 608 с.

«Неужели нужна ещё одна книга о Л. Толстом?» — именно этот вопрос задаёт себе автор в прологе книги «Лев Толстой. «Пророк без чести»: хроника катастрофы», нового фундаментального исследования личности и творчества русского классика в контексте его отношений с Православной Церковью. Протоиерей Георгий Ореханов – известный богослов и историк, доктор церковной истории, доктор исторических наук, профессор, на сегодняшний день один из ведущих российских исследователей Толстого.

02.09.2017 19:00, Алексей А. Шепелёв






 

Новости

Восьмой "Гарри Поттер"
Новая книга о Гарри Поттере выйдет в России в ноябре
От создателя Гарри Поттера
Джоан Роулинг пишет новую книгу для детей
ММКВЯ снова в Москве
Московская международная книжная ярмарка откроется сегодня на ВДНХ
Признание Форсайта
Один из самых известных британских авторов шпионских романов Фредерик Форсайт признал, что более 20 лет был агентом службы британской внешней разведки
"50 оттенков серого" останутся на полках
Кибовский опроверг сообщения о запрете книг в московских библиотеках

 

 

Мнения

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.