Подписаться на обновления
25 июняВторник

usd цб 62.9095

eur цб 71.5973

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд  Открытая библиотека 
  понедельник, 8 ноября 2010 года, 17:20

Денис Драгунский: «Форма моего существования…»
clear_text о литературе и жизни, ЖЖ и, разумеется, «Денискиных рассказах»


Денис Драгунский
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог






Каков круг интересов Драгунского в ЖЖ? Для чего он его ведёт? Зачем пишет рассказы, нет ли в его творчестве фрейдистского подтекста и почему Чехов романа не написал?

В редколлегии «Часкора», кажется, все являются пользователями ЖЖ, сколько людей — столько дневников. Однако самый известный из них — у прозаика и публициста Дениса Драгунского.

Эти годы Драгунский работает особенно активно — одна за другой выходят книги его рассказов, а в «Часкоре» — еженедельные колонки про жизнь и за жизнь.

Нам повезло общаться с этим стильным и интересным человеком, способным украсить любую летучку каскадами остроумия, а вам — читать его блог, тексты которого потом собираются в циклы и выходят отдельными изданиями.

— Как вы узнали о ЖЖ и как пришли в него?
— О ЖЖ я узнал в Институте национального проекта (ИНП). Я являюсь его основателем и членом СД, а с 2000-го по 2005-й работал его научным руководителем. Наш исполнительный директор, замечательная Настя Овсянникова, рассказала мне о ЖЖ в 2000 году и даже предложила подарить инвайт.

Он завёл свой дневник в августе 2001 года. Первой записью нового блока была следующая: «Гиммлер каждый день делал записи в дневнике когда принимал ванну Гиммлер каждый день делал записи в дневнике когда принимал ванну Гиммлер Гиммлер Гиммлер…» Принципиальный диссидент, обладающий безупречным литературным вкусом, Волчек причастен к самым главным альтернативным культурным институциям рубежа веков — «Митиному журналу» и издательству Kоlonna, которым удалось, пожалуй, самое главное — создать собственный автономный контекст, не подверженный девальвациям.

Тогда в ЖЖ вписаться было непросто, надо было иметь какой-то код, а эти коды (инвайты то есть) не всякий мог получить. Она мне предложила такой подарок, но я, подумавши, отказался. Сам не знаю почему.

И даже потом, сильно потом, когда только ленивый не вёл ЖЖ, я всё равно находился в стане этих лентяев. Но жизнь заставила, и вот как это случилось.

В 2005 году я стал главным редактором газеты Союза правых сил «Правое дело». Вот приближаются выборы в Думу, то есть наступает осень 2007-го. Мы в редакции были уверены, что вот сейчас партия усилит газету, она будет выходить чаще, увеличится тираж… но увы.

Руководство СПС приняло экстравагантнейшее решение (думаю, оно будет записано в анналы политических технологий): в преддверии выборов газету приостановить и все силы и средства сосредоточить на предвыборной работе. То есть поперёк здравого смысла.

Но мы решили продолжать давать праволиберальные комментарии, и для этого я открыл ЖЖ. Дело было в октябре 2007-го. Верхний пост в моём ЖЖ сохранился как памятник тем странным дням.

У меня сразу набежало несколько сотен френдов, буквально за неделю, потому что меня пиарили журналисты и политобозреватели. Совершенно искренне помещая в своих блогах извещение: «Появился clear_text — журнал Дениса Драгунского»; всё-таки у меня кое-какое политологическое и журналистское имя было, и людям было интересно.

В основном, конечно, там были комментарии сильно политически ангажированные. Название clear_text пришло из девиза «О политике — открытым текстом».

— Значит, только политика?
— Уже в эти первые месяцы там были и неполитические заметки. Например, мемуарное про дачу, про машинопись Гумилёва. И псевдобиографии — советского разведчика Арнольда Крамма, немецкого кинорежиссёра Ганса Яшкофски и русского писателя-эмигранта Василия Набуккова. Всё-таки это был мой журнал, а не блог-версия газеты.

А в декабре 2007 года, когда партия «СПС» не прошла в Госдуму (от подробностей увольте!), «приостановка» газеты «Правое дело» обернулась её закрытием, но в ЖЖ я продолжал писать.

Правда, слегка скорректировав девиз. Сейчас он такой: «Открытым текстом — только не о политике».

— А как вам, кстати, нынешняя политическая активность ЖЖ-юзеров? Вы читаете ru_politic и наиболее политизированных блогеров?
— Нет, конечно же, не читаю.

— А каков круг ваших интересов в ЖЖ? Для чего вы его ведёте?
— Мои интересы — мои рассказы. Я веду ЖЖ только для непосредственного общения с читателями. У меня около 4000 подписчиков (точнее, 4020), и я надеюсь, что хотя бы половина, хотя бы треть из них читает мои рассказы.

Я все свои рассказы вывешиваю в ЖЖ. И они жежешного формата — не более 2500 знаков; я уже к этому формату привык. Мне это очень важно — и ощущение этой связи, и, конечно, отзывы, комментарии. Ну, ещё я иногда обминаю, обсуждаю некоторые свои мысли — что называется, вообще.

— Хочу уточнить: сначала были рассказы, а потом ЖЖ или же ЖЖ сформировал внутри вас определённую форматную рамку? Интересно, насколько ЖЖ может поменять, отформатировать сознание…
— Сначала были рассказы, потом письма — очень интересная моя личная переписка, в которой я рассказывал разные случаи из жизни, стараясь шлифовать их до некоего новеллистического уровня, а потом ЖЖ. Всё совпало.

Но ещё раз уточню: для меня ЖЖ — это как бы «сборник рассказов онлайн». Если угодно, я их уже вывесил почти 500. А опубликовал 430.

— Как отличаются тексты после переноса на бумагу? Вы чувствуете эти различия?
— Отличаются поверхностью носителя и фасоном шрифта. Текст сам по себе абсолютно тот же самый. Даже «темы» я сохраняю в бумаге, превращая их в этакие «надзаголовки».

Единственное — но очень важное! — отличие состоит вот в чём. В ЖЖ тексты вывешиваются по ходу написания. В сборнике рассказов они компонуются. Это отдельная работа.

Первую книгу «Нет такого слова» я компоновал месяца два. Переставлял рассказы с места на место. Со вторым и третьим сборниками было легче. Уже появилось какое-то умение. Составительский навык.

— Сколько всего сборников вы сделали из своего блога?
— Всего три. Первый — «Нет такого слова», там 202 рассказа. Второй — «Плохой мальчик» — 173. Третий сборник, под названием «Господин с кошкой», — это уже своего рода «избранное». Больше сотни рассказов из двух предыдущих книг и 55 новых.

Медийные лица в «Живом журнале» — отдельная интересная тема. Многие ВИПы используют социальные сети для дополнительной раскрутки у непрофильной аудитории. Шифрин поступает иначе (за что и справедливо уважаем пользователями). Koteljnik ведёт полноценный дневник, раскрываясь как интересный и глубокий собеседник, интеллектуал. Без каких бы то ни было скидок на звёздность. Единственная уступка популярности — использование ежедневных записей в биографической книге «Течёт река Лета». Впрочем, кто только не переплавлял свои посты в бумажное агрегатное состояние, так что, можно сказать, всё это не считается.

Тут я хочу сказать самые добрые слова про издательство «РИПОЛ классик», где эти книги изданы, — там я встретил понимание и внимание, профессионализм и чёткость и просто человеческую симпатию и дружбу; вообще мечта автора.

Ещё небольшие серии рассказов из этих книг я напечатал в «Независимой газете» и в «Семье и школе», в «Знамени» и в «Искусстве кино». Это было параллельно с печатанием первых двух сборников.

Сейчас у меня вышла ещё одна книга. Называется «Третий роман писателя Абрикосова». Она уже совсем другая. Там десять полноформатных, так сказать, рассказов — объёмом от 10 до 50 страниц — и небольшая повесть.

Тут уже другой стиль, не такой кричаще-лаконичный, не такой обнажённо-фабульный, как в предыдущих книгах. Более зыбкий, мягкий, насыщенный пузырьками воздуха, турбуленциями красок. А там всё очень плотно. Даже монохромно.

Там, в кратких рассказах, главное — фабула. Я пытался сделать именно фабулу своим главным орудием. Внезапные перемены, перипетии, всё ставится с ног на голову и обратно — на двух страничках.

Для кого-то важнее всего метафора, неожиданное и сильное сравнение, для кого-то — пристальное описание мельчайших деталей бытия или движений души. А для меня — фабула. Развитие событий. Не КАК произошло, не ЧТО произошло, а что ПРОИЗОШЛО.

Но это, повторяю, только в этих сверхкратких рассказах. В других — иначе, более, что ли, обыкновенно.

— Денис, мы работаем с вами в одной редакции, и я знаю вас как колумниста, способного написать текст едва ли не на любую тему. Сегодня вы рассказали о том, как занимались политической публицистикой и редактировали газету СПС. При этом издаёте книги как писатель. Сами себя вы как определяете?
— Как Ленин. «Литератор».

— Живёте литературным трудом? Получается?
— Писал сценарии и пьесы; с 1990 года — политическая публицистика и политология. И вот теперь — изящная словесность.

— Вы потомственный литератор. Нет ли в ваших литераторских занятиях фрейдистского подтекста?
— Я не совсем понимаю, что значит «фрейдистский подтекст». Работа бессознательного? Она есть во всех занятиях. Если же вы имеете в виду, не пытаюсь ли я бессознательно соперничать со своим отцом, то единственный честный ответ: не знаю.

Ибо бессознательное именно потому и получило такое название, что оно совершенно, ну просто никак не осознаётся человеком. Впрочем, если какой-то психоаналитически ориентированный литературовед захочет покопаться в моих рассказах именно с целью найти «фрейдистский подтекст» — флаг в руки.

— А какое влияние на вас оказали родители?
— Огромное влияние. Как на всех без исключения людей (вот тут я строгий фрейдист). Впрочем, о подробностях формирования своей личности под влиянием родителей я могу только догадываться. Сфера бессознательного, я же сказал!

Меня мои родители хотели видеть человеком с хорошим гуманитарным образованием, и они этого добились. Ещё в школьные годы у меня были три учителя — английского, немецкого и латыни.

Я окончил классическое отделение филфака МГУ, диплом писал по текстологии «Лествицы» Иоанна, игумена Синайской горы (VI век), — в Москве хранятся древнейшие греческие манускрипты этого аскетического трактата, и я года два их читал и сличал.

В общем, считали мои мама с папой, главное — латынь и греческий, а остальное приложится. И они, как мне кажется, были правы. В моём случае, по крайней мере.

— Часто люди воспринимают вас как того самого Дениса, про рассказы которого написана классическая детская книжка. И как вы к этому относитесь?
— Ну, куда от этого деваться? Часто, конечно. Когда-то, в молодые годы, меня это злило. «Ой, Машенька-Сашенька, смотрите, этот дядя — тот самый Дениска, который кашу из окна!» Потом привык. А сейчас весело отвечаю на все вопросы «про Дениску»…

— Каково это — воспринимать себя литературным персонажем? Или в «Денискиных рассказах» живёт кто-то другой?
— Вы не поверите — совершенно никаково. Обыкновенно. Привыкаешь и перестаёшь замечать через неделю.

— Правильно ли воспринимать название вашей второй книги «Плохой мальчик» как полемику с положительным образом Дениски?
— Не думаю. Хотя бы потому, что Дениске лет десять, а моему плохишу — ровно в два раза больше. Они разными вещами увлекаются. «Плохой мальчик» — книга заметно более жёсткая и злая, чем предыдущий сборник.

Раньше (в «Нет такого слова») было больше очарования: наивная прелесть жизни, юная любовь, воспоминания о детстве и дорогих людях, много безобидных шуток и нежной философии.

В «Плохом мальчике» сильнее разочарование, злость, тоска по тому, чего не вернёшь: по невстречам, по несвершённому, не сказанному вовремя. Больше смерти, боли, фатализма, тягостного переживания немоты и глухоты.

Но и весёлого тоже немало. Впрочем, это уже моё собственное авторское впечатление после прочитанного.

В конце концов, замысла написать что-то более жёстко-тревожное у меня не было. Так само вышло. Одна женщина мне говорила ещё про первую книгу, которую я считаю скорее ласковой, чем царапучей, — она говорила: «А я и не знала, что у тебя в душе такое творится». — «Какое — такое?» — «Ну, такое внутреннее неблагополучие». Бог его знает. Со стороны виднее.

Ну а кроме того, от полного благополучия книжки не пишутся. Даже на заборе слово не накарябаешь, когда у тебя на душе сладко и спокойно.

— Счастливая любовь стихов не знает. Так почему, зачем вы пишете, когда не для денег?
— Я, как уже сказал раньше, литератор. Сочинитель и записыватель: рассказов, статей, колонок, частных писем. Это форма моего существования.

Жить — значит переживать, пропускать жизнь через себя и самому прота(ти)скиваться через её игольные уши. Я не могу переживать, не сочиняя, точнее, даже не записывая.

Я думаю пальцами — записывая. Мне иногда даже трудно сообразить что-то в уме или на словах, вслух, языком. Я вижу слово — фразу, абзац, текст — глазами, представляю себе его набранным на экране компьютера или записанным от руки.

Но всё это, конечно, слабые рационализации. Честнее сказать просто: пишу, потому что мне нравится писать, потому что у меня именно так получается жить — в постоянном записывании.

— Как вы считаете, с чем связана популярность ЖЖ? С возможностью вести дневник? Общаться? Можно ли воспринимать ЖЖ как рецидив «возвращения букв»?
— Факт остаётся фактом: из обычной социальной сети (говорят, таков он на Западе) ЖЖ стал всероссийской исповедальней, кафедрой, новостным агентством, полем идеологических битв, выставочным залом и коммунальной кухней. Наверное, очень многие россияне хотят быть писателями, сам-себе-психиатрами, проповедниками, репортёрами, политиками... Ну и хорошо.

— Нужно ли относиться к ЖЖ как к гаранту свободы слова или как к росткам гражданского общества?
— Не нужно к нему никак относиться! И это будет самое лучшее, что мы можем сделать для ЖЖ. Пусть живёт, как ему живётся. Любая сакрализация — это смирительная рубашка.

У меня в ЖЖ не бывает скандалов и споров, поскольку я не даю поводов для скандала. А когда, как мне кажется, даю, то сильной реакции всё равно не бывает. Какой-то я scandal-proof, честное слово.

Ну и ладно. Зато я люблю следить за потасовками, которые разворачиваются в чужих ЖЖ. Правда, я в них сам не участвую. Но наблюдаю с интересом.

Мне нравится вся эта экспедиция в защиту достоинства, в защиту элементарных истин, которую устроила becky_sharpe. Это замечательный юзер, по моему мнению, человек искренний и смелый, и все её гламурные забавы, сумочки и комодики для меня отходят на второй план перед её отвагой и какой-то чистой, свежей и неподкупной яростью.

И ведь есть отчего разъяриться: некоторые граждане никак понять не могут, что чужие письма читать и вываливать на всехнее обозрение нельзя; женщину без спросу лапать тоже нельзя.

Граждане говорят: но ведь чужое письмо такое прикольное и в нём нет военной тайны; а что до этой облапанной тётки, так не фиг такое декольте надевать. Такой вот неожиданный диагноз общества выплыл.

ЖЖ разнообразен, сладок и жесток, как вся наша жизнь. Обожаю милые жежешные глупости: например, когда человек на тридцати строках излагает свою френд-политику, подробно и строго, как устав караульной службы, — а у него френдов не более полусотни.

Особенно мне нравится, когда человека считают гадом или ничтожеством, предателем или врагом, плагиатором или бездарностью, циничным самопиарщиком или полным идиотом, проституткой политической или обыкновенной, — но френдов у него десятки тысяч, посещений ещё больше, и каждый его жежешный жест, писк или пауза активно обсуждается — с использованием вышеуказанной терминологии.

Впрочем, есть ЖЖ, которые я люблю читать и с удовольствием комментирую. Просто читать, потому что там чистая игра ума и слова. Эмму Иммануиловну (emmanuelle_cunt) просто обожаю, хотя у неё многовато обсценной лексики, не говоря уже о тематике.

— Подкидывал ли вам ЖЖ сюжеты для рассказов? Или вы записываете истории, которые происходили только с вами или с теми, кого вы лично знаете?
— Нет, сюжеты у меня свои!

— Откуда же они у вас берутся? Особая памятливость, острый писательский взгляд, умение плести-рассказывать истории или что-то ещё?
— Я довольно давно живу, и ко мне просто липнут всякие истории, фабулы и наблюдения. У меня их огромный запас, но не это главное, наверное.

Литератор должен любить сам процесс писания, сочинения, нанизывания слов. Но и отнизывать слова, сбрасывать лишние бусины с нитки повествования тоже важно.

Для меня это особенно существенно, я не люблю многословия, стараюсь, чтобы поменьше эпитетов и всяких словесных красивостей.

— ЖЖ помогает формулировать кратко или он тут ни при чём?
— Конечно, помогает. У меня был только один рассказ с read more, то есть с продолжением под катом. 2500 знаков, я же говорю. Чтоб на экране уместилось. Ну или один раз крутануть в крайнем случае.

— В сборнике «Третий роман писателя Абрикосова» у вас помещена уже повесть. А вы не думали о романе?
— О романе я, конечно, думал. И понял, что роман, сие великое изобретение сэра Вальтера Скотта, где в едином сюжете сплетены три-четыре группы людей на фоне хтонической пульсации народных масс, где действие перемещается из олигархической виллы в хрущёвку, из постели фотомодели на караульный пост в горах и т.п., а автор, аки орёл поднебесный, созерцает всё это, перемежая своими философскими рассуждениями, — такой роман мне (а) крайне хлопотен и (b) не очень интересен.

В конце концов, роман = большой стиль XIX—XX веков. От Вальтера Скотта до Генриха Манна. Как говорила тётушка Настасья Ивановна, зачем тревожиться сочинять?

Я тут недавно за 10 (!!!) рублей купил два романа Келлермана в одном толстенном томе, «Девятое ноября» и «Пляска смерти». Читаю с наслаждением. Вот это роман! Каждая этажерка и каждая баронесса своё значение имеют.

Характерно, что эту книгу я купил на развале у дверей Московского дома книги на Новом Арбате, выходя с презентации своей книги, даже всех трёх микроновелльных книг. Думаю, что это знак мне даден. Не пиши роман, Денис!

Ну а разгонять рассказ или повесть (а повесть — это всего лишь двух-трёхлинейный рассказ, рассказ-плюс, так сказать) до объёма в 20—30 листов и называть эту разбухшую кашу романом — мне как-то перед френдами из ЖЖ неудобно.

Я ведь филолог и редактором работал, такую разгонку вижу вполглаза — когда объём нагоняется с помощью придаточных предложений и эпитетов.

Скучно это, честное слово. Мне — скучно. При этом я никак не девальвирую детективный и дамский романы, или фэнтези, или триллер. Там действительно нужен объём: сюжет требует.

При этом я никак не зарекаюсь от длинного текста, даже от очень длинного. Вдруг да напишу. Но вряд ли это будет роман в том обязывающем смысле слова.

— А как вы считаете, почему Чехов роман не написал?
— Чехов в связи с этим цитировал притчу Альфонса Доде: «Почему твои песни так коротки?» — спросили птицу. «У меня много песен, и я хочу спеть их все», — ответила она».

Романы бывают щедрые, бывают скупые. Щедрый роман — это «Анна Каренина», например, или «Семья Тибо». Населённый множеством людей, судеб, сюжетов, поворотов, наблюдений, чуть ли не новелл.

Когда Левин приходит к умирающему брату, или встреча Вронского и Каренина у постели Анны, или Каренин у адвоката (сцена с молью) — это можно представить себе как отдельные рассказы. Лучший пример скупого, пустынного романа — это «Обломов». Отчасти «Сага о Форсайтах».

Чехову не было нужды писать щедрый роман, у него было мышление рассказчика. А раскатывать на 400 страниц историю про ленивого барина, который долежался на диване до полной обездвиженности (клинический случай, собственно) ему было скучно.

Занятно, кстати, что в 1886 году молодой Чехов считал, что Лев Толстой и Гончаров делят второе место в литературной табели о рангах. А первое место вакантно.

— Но у Чехова в жизни всё-таки была крупная форма, если иметь в виду пьесы.
— Ну, у Чехова ещё была повесть «Три года» и странноватая длинная вещь «Драма на охоте»; то и другое не самое лучшее из того, что он написал. Впрочем, если взять «Рассказ неизвестного человека», «Мою жизнь (рассказ провинциала)» и «Скучную историю», то это вполне объёмистые рассказы. «Моя жизнь», если посчитать знаки, чуть ли не в «Вишнёвый сад». Но пьесы — это совсем особая статья.

— А у вас по уровню трудозатрат и отдачи что могло бы потянуть на опус магнум или на большую форму?
— Если вдруг придумаю что-то интересное. Вот я сейчас пишу довольно большой текст под названием «Рига inside», про лето у прохладного моря, про десять поездок в Ригу с 1964 по 2010 год. Но он, опять же, не очень связный в смысле единого сюжета.

— А как вы относитесь к состоянию современного русского романа? Есть ли выход из его всё большей и большей коммерциализации?
— Трудный вопрос... Знаете, роман всегда был «чтивом». Начиная со старинных рыцарских. Был короткий промежуток от Джейн Остен и Вальтера Скотта до дю Гара и Томаса Манна.

Всего каких-то полтораста лет роман побыл интеллектуальным и высокохудожественным, но при этом интересным в смысле «чем дело кончится». Но такую планку мировая литература удержать не смогла. Именно как большой тренд. А отдельные мастера всегда будут появляться.

Поэтому коммерциализация будет только усиливаться, на мой взгляд. Особенно в России, где — по факту тиражей — массовый навык чтения серьёзной литературы сильно ослабел.

— Я это к тому, что не может ли появиться какой-то новый роман? Скажем, если воспринимать ЖЖ как основу для романной структуры. Герой есть, персонажи имеются, какие-то события постоянно происходят… Я вот думаю о том, как ЖЖ может повлиять на новые романные структуры, и мне кажется, что такое влияние может оживить старый жанр…
— Литература отражает жизнь, давайте примем это утверждение как рабочую гипотезу. Роман, классический роман отражал европейскую жизнь эпохи модернизации.

Переселение людей из деревни в город, разрушение прежней сословности, появление новых социальных групп… От этого — точнее, от удивления, от изумления, потрясения переменами — многолинейность, многоголосие и всеохватная интегральность классического романа.

Потом модерн стал привычен, рутинен, потом стал распадаться — и роман стал вяловат, стал превращаться в разогнанный до 20—30 листов рассказ... появился «новый роман», «роман-исследование».

И вот что я думаю: для меня несомненно, что интернет, социальные сети и ЖЖ — это новая и очень мощная реальность, это революция, сопоставимая с модернизацией XIX—XX веков. И конечно, как и та прошлая революция, это другая структура жизни. Пусть в виртуале.

А жизнь — это всегда отчасти виртуальность. Многослойная и многолинейная, потрясающе полифоничная структура ЖЖ — это, конечно, основа для будущего обновлённого романа.

Что это будет такое? Как увязать многоголосие и альтернативные истории-сюжеты, которые, как лианы, разрастаются в комментах и авторских ответах на комменты? Не знаю.

Вот я бы с удовольствием написал роман «Ружьё» (я написал и вывесил набросок в ЖЖ). Продолжение потрясающего, самого фаталистического на свете рассказа «Ожерелье» Мопассана. Я пишу, что купленное ценой жизни и судьбы ожерелье всё равно оказалось фальшивым. И несколько сплетённых вариантов, почему так получилось, и что случилось потом, и как играют силы судьбы.

Почему «Ружьё»? По двум причинам. Рассказ Мопассана начинается с того, как господин Луазель отдаёт жене деньги, скопленные на ружьё...

И потому что ружьё здесь не выстреливает в конце. Новейший роман — это когда о ружье уже никто не помнит. Кроме автора. Как это сделать?

Это какой-то «альтернирующий роман», предлагающий новые и новые течения действия. Как их связать? Пока непонятно. Возможно, будут романы для букридеров. Романы, чтением и которых можно будет управлять в смысле разветвления фабулы. Выбирать, собирать почти самому. Или запуская программу.

Вот у меня есть идея собрать 500 своих рассказов (у меня их уже почти столько) и загнать их в букридер с программой-поисковиком, которая будет формировать разделы: про любовь, про папу с мамой, про дачную жизнь, про измены, про радостные встречи, про страшные сны, про писателей, про выпивку, про и т.д. и т.п. Или для гадания перед собеседованием.

Посткнижная литература приходит, и это очень интересно. Такой же важный перелом, как переход от устной литературы, от аэдов и рапсодов (они же акыны и жырчи), к книжной. Тоже, наверное, профессионалы жаловались. Но ничего.

«Nitschewo, nitschewo!», как говаривал канцлер Бисмарк, вспоминая, как чуть не замёрз в русской метели.

Беседовал Дмитрий Бавильский




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Агния Барто против

Почему ею поддерживалась травля других писателей?

Детская поэтесса участвовала в травле Чуковских, Пастернака, Солженицына, Галича и Даниэля.

23.06.2019 19:00, Валентина Асеева, diletant.media


Настоящая история «Мадам Бижу»

Ее тайна так и осталась неразгаданной

Однажды ночью, в очередной раз погрузившись в ночной кутежный и таинственный парижский Монмартр, известный фотограф Брассай встретил женщину, которую называли «Мадам Бижу». Перед нею — бокал вина, в руке медленно тлела сигарета, а украшения, которые буквально устилали ее с ног до головы, наводили на мысль, что эта женщина когда-то жила в роскоши, а сейчас просиживала свои дни в этом «Лунном Баре»...

10.06.2019 19:00, izbrannoe.com


Сто роз для Чехова

История усадьбы писателя

Усадьбу в Мелихове Чехов купил по весьма прозаической причине — чтобы сэкономить. Жизнь в Москве с многочисленным семейством в съёмных комнатах обходилась в непосильную копеечку. В результате собственный дом его едва не разорил. Зато это место подарило ему неожиданное новое ощущение — словно он римский диктатор...

09.06.2019 19:00, Дмитрий Воденников, story.ru


Педагогика Чуковского

Как воспитывать детей

Автор «Мойдодыра», «Айболита», «Мухи—цокотухи» и еще не одного десятка детских сказок был весьма скромным, не считал себя сверх талантливым писателем. Он просто писал сказочные истории для своих детей (воспитанием которых активно занимался), для соседской ребятни и для всех встреченных в жизни малышей. Пожалуй, главным талантом самого Чуковского было отцовство: его уроки могут послужить примером для многих поколений родителей, желающих развить в ребенке одаренность и тягу к искусству.

02.06.2019 21:00, Анна Федулова, moiarussia.ru


10 правил воспитания детей по Толстому

Что советует нам создатель «Войны и мира»

Лев Толстой вошел в историю не только как классик мировой литературы, но и как педагог. В 31 год он открыл свою школу в Ясной Поляне, в которой бесплатно обучал крестьянских детей по своей методике. Принципы его воспитания и образования были новаторскими для XIX века, а что мы скажем о них сегодня?

28.05.2019 19:00, Мария Соловьева, culture.ru


Первая книга арт-группы Doping Pong

Искусство и литература для всех

Этим летом на XIV Санкт-Петербургском Международном Книжном салоне будет представлена приключенческая повесть арт-группы Doping Pong «Целомудренная Адельфина». Книга позиционируется как продолжение традиций советского реализма, пропагандистами которого Допинги всегда и являлись. Это дебют одного из самых известных творческих коллективов в художественной прозе. «Частный корреспондент» задал вопросы авторам и попытался понять, что могут сказать мастера визуального жанра в современной литературе.

22.05.2019 19:00, Редакция «Частного корреспондента»


Не просто писатели

Эксперименты великих писателей

Как Владимир Набоков писал литературный сценарий к фильму Кубрика «Лолита», сколько раз Михаил Булгаков переписывал «Похождения Чичикова, или Мертвые души» и какой фильм по книге Замятина стал лучшим во Франции в 1936 году. «Культура.РФ» вспомнила писателей, примеривших на себя роли сценаристов.

21.05.2019 19:00, culture.ru


«Красноречие должно служить идеям, а не наоборот»

Курт Воннегут о стиле письма

Курта Воннегута не раз спрашивали о том, как выработать уникальную манеру письма (свою собственную он называл «телеграфно-шизофренической»), поэтому в 1980 году писатель опубликовал в журнале Transactions on Professional Communication эссе, в котором попытался дать ответ. T&P опубликовали перевод.

18.05.2019 13:00, Виктория Бутакова, theoryandpractice.ru


Ахматова и ее мужчины

Личная жизнь великой поэтессы

Главная тема поэзии Анны Андреевны — любовь. А какой была личная жизнь самой Ахматовой?

07.05.2019 19:00, Валентина Асеева, diletant.media


Не воля

Что есть воля?

Писатель и поэт Дмитрий Быков написал про мир, где если не воля, то месть, а если не месть, то, наверное, смерть, а если не смерть, то разве это жизнь. В общем, он написал про отношения учителя и ученика. Может, в современной школе, а может, нет. Или ни в какой не в школе.

05.05.2019 19:00, Дмитрий Быков, ruspioner.ru






 

Новости

Музей Прадо выложил 11 тысяч оцифрованных экспонатов в сеть
Выросший из сокровищницы испанских королей, музей Прадо выделяется богатым собранием работ местных и итальянских художников, здесь также представлена одна из самых полных коллекций Иеронима Босха. Общее число произведений в запасниках — около 30 тысяч. В интернете опубликованы фото более 11 тысяч произведений.
В Санкт-Петербурге откроется вторая выставка Светланы Манелис
Открытие выставки пройдет 2 июня в 18:00 в галерее «Мастер» по адресу ул. Маяковского, 14. На выставке будет представлена компьютерная живопись.
Нидерланды победили на Евровидении
Победу в международном песенном конкурсе «Евровидение-2019» одержал Дункан Лоуренс из Нидерландов, который исполнил композицию Arcade.
Умер композитор Евгений Крылатов — автор «Крылатых качелей» и «Колыбельной Умки»
Композитор Евгений Крылатов умер на 86-м году жизни. Об этом ТАСС сообщила его дочь Мария Крылатова.
Creative Commons запускает сервис по поиску бесплатного контента
После более чем двух лет бета-тестирования начал свою работу сервис поиска CC Search, куда уже сейчас включено более 300 миллионов свободных изображений.

 

 

Мнения

Сергей Васильев

«Так проходит мирская слава…»

О ситуации вокруг бывшего министра Михаила Абызова

Есть в этом что-то глобально несправедливое… Абызов считался высококлассным системным менеджером. Именно за его системные менеджерские навыки его дважды призывали на самые высокие должности.

Сергей Васильев, facebook.com

Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский

Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.