Подписаться на обновления
20 октябряПятница

usd цб 57.5706

eur цб 67.9333

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Общество  Экономика  В мире  Культура  Медиа  Технологии  Здоровье  Экзотика  Мнения  Дискуссии  Сколько стоит Россия?  Кофейные заметки  Сеть 
Ольга Бурмакова   четверг, 14 марта 2013 года, 14:15

Да значит да
Культура согласия – ответ на культуру изнасилования. (Обзор книги «Да значит да»)


Фото: Gabriela Camerotti/ Flickr.com
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Уже много десятилетий феминистки говорят о культуре изнасилования и ищут способы решить эту сложную проблему, пронизывающую все общество. За это время удалось добиться немалого: многие формы насилия, раньше считавшиеся нормальными, признаны преступлениями, и в целом тема сексуального насилия постепенно перестает быть запретной и замалчиваемой. Тем не менее, культура изнасилования все еще существует во всех обществах, воспроизводясь в прежних или новых формах из поколения в поколение. И по-прежнему феминистки ищут решение этой проблемы.

Предложенная феминистками второй волны модель «нет значит нет» сыграла огромную роль в изменении представлений о сексуальном насилии, позволила поднять тему доброй воли и согласия, признать, что сексуальная автономность объекта насилия нарушается. Но модель «нет значит нет» уделяет недостаточно внимания другой стороне вопроса – сексуальной воле женщины, ее активному желанию, которое в существующей культуре подавляется. В модели «нет значит нет» женщина занимает пассивную позицию, ее воля существует только в форме отказа от инициированного взаимодействия или согласия на него, в то время как женщины способны на активное сексуальное желание и собственную сексуальную инициативу. Также «нет значит нет» оставляет на периферии внимания область «серого насилия», когда не было отказа, но не было и активного согласия на происходящее – форму насилия, с который женщины сталкиваются настолько часто, что не осознают ее как таковое.

В последние десять-пятнадцать лет на смену «нет значит нет» постепенно приходит новая модель – «да значит да», основанная на активном, выраженном согласии. Появилось целое направление феминизма, развивающее эту модель не просто как метод, но как культуру согласия. В культуре активного согласия от участника взаимодействия требуется определенный уровень осознания своих желаний и потребностей, и умение выражать их, но в то же время быть готовым к отказу, понимая, что никто не обязан удовлетворять эти желания. Культура «да значит да» - это культура добровольного взаимодействия, которое возможно только на основе постоянного открытого диалога, само-осознанности и уважения к другим участникам процесса. Очевидно, что подобный подход актуален не только для сексуальных отношений, но и для любой другой формы взаимодействия.

В марте, помимо общего роста интереса к вопросам гендера, связанного с женским днём, по новостям прокатилась и отозвалась бурными дискуссиями в интернете история о Норри Мэй-Уэбли, первом человеке, которому официально вписали в паспорт: «пол не определён». До этого не менее бурно обсуждались беременный мужчина Скотт Мур и Кастер Семенья, бегунья, пол которой поставили под сомнение из-за её поразительных успехов и в нарушение всех правил соблюдения конфиденциальности личной информации полоскали подробности в СМИ. Раз за разом появляются очередные фигуры, ставящие под сомнения простоту определения «мужчина» и «женщина».

Культура согласия – это секс-позитивная культура, в противовес секс-негативной. Секс-негативная культура, в определении Ли Джейкобс Риггс – это культура, которая ценит жизни, тела и удовольствия мужчин (особенно белых, гетеросексуальных, среднего или высшего класса, без инвалидности) выше, чем жизни, тела и удовольствия женщин и трансгендеров, а также пропагандирует стыд за сексуальное желание, особенно женское или не-гетеросексуальное. Она пишет:
Секс-негативная культура учит, что удовольствие грешно, и предлагает ограниченные сценарии допустимого сексуального взаимодействия. Секс-позитивная культура, напротив, считает наличие согласия единственным условием допустимости сексуального взаимодействия и поощряет критический подход или игру с властью и контролем. Секс-негативная культура учит, что о сексе не говорят. Это прямо влияет на последствия сексуального насилия, когда переживших его стыдят и не дают открыто говорить о пережитом. Изнасилование табуировано не потому, что это насилие, а потому, что секс используется как орудие насилия.

В секс-позитивной культуре секс оценивается не по тому, кто с кем им занимается и в какой именно форме, а по тому, добровольно ли занимаются им все участники и получают ли они удовольствие от происходящего. Эта культура открыта всем сексуальным ориентациям и гендерным идентичностям, универсальна, но в то же время критично относится к вопросам социального неравенства и социального принуждения.

Модель «да значит да», модель активного согласия – это инструмент для создания секс-позитивной культуры на практике. Вместо того, чтобы выстраивать свои отношения в постели и вне ее по социальным сценариям, партнеры создают свои собственные сценарии, удовлетворяющие их лично, здесь и сейчас. Любой состав партнеров и сексуальные практики нормальны и допустимы, если все участники на них согласились предварительно и получают удовольствие в процессе. Главный принцип – это обсуждение и активное согласие всех сторон. Хотя принцип «нет значит нет» сохраняется, но в культуре согласия признается, что это – крайняя мера; для того, чтобы отношения были действительно взаимно удовлетворяющими, недостаточно, чтобы партнеры не возражали – нужно, чтобы они активно хотели происходящего и не боялись выражать свои желания, но в то же время готовы были принять отказ.

В 2008 году вышла книга «Да значит да: видение женской сексуальной силы и мира без изнасилований», сборник из 27 статей, посвященных культуре согласия. Авторы книги говорят о профилактике насилия, о том, как работает культура изнасилования, о том, как разные группы – женщины и мужчины, белые и цветные, гетеросексуалы и гомосексуалы – сталкиваются с насилием и принуждением, и какие специфические проблемы у них возникают. Но главное – они предлагают методы решения этих проблем: активное согласие, обсуждение и просвещение – и предлагают конкретные практики для создания равноправных сексуальных отношений в своей жизни и для развития культуры согласия.

В этой публикации я знакомлю читателей с материалами книги. Я подробно пересказываю несколько статей, показавшихся мне наиболее интересными, и даю краткие пересказы содержания и ключевых тем остальных текстов. Надеюсь, это позволит создать общее представление о культуре согласия и о ее реализации на практике.

Джилл Филипович. «Наступательный феминизм: консервативные гендерные нормы, которые воспроизводят культуру изнасилования, и как феминистки могут с ними бороться».

Термин «культура изнасилования» вызывает у столкнувшихся с ним шоковую реакцию, что, наверное, соответствует сути того явления, которое он обозначает. Это прямая калька с английского: rape culture — явление, уже давно и часто описываемое в западном феминизме. Он используется в рамках гендерных исследований для описания культуры, в которой распространены изнасилование и другие формы сексуального насилия (обычно против женщин) и в которой преобладают мировоззрение, нормы, практики и подача материалов в СМИ, которые нормализуют, оправдывают или поощряют сексуальное насилие. Предположительно термин появился сначала в форме «культура, поддерживающая насилие» в книге Сьюзен Браунмиллер «Против нашей воли: мужчины, женщины и насилие» (1975).

Организованные консервативные силы (правые, республиканские, религиозные организации) обычно занимают активную и агрессивную позицию по отношению к ряду гендерных вопросов: права геев и трансгендеров, права женщин, аборты, контрацепция, сексуальное просвещение, изнасилование/согласие. «Консервативному статус кво больше всего угрожают не традиционные законы против изнасилования, а перенос ответственности на мужчин, которые обязуются не насиловать, и феминистская модель активного согласия, в которой женщина предстает как автономный актор, обладает правом и хотеть секса, и отказываться от него». Большая часть статьи посвящена тому, в каких аспектах культуры проявляется консервативное стремление к поддержанию «традиционных ценностей», и каким образом консервативные силы ведут войну против секса и войну против женщин, прячась за размыто-позитивными формулировками. Хотя статья посвящена ситуации в США, но русский читатель может провести немало аналогий с консервативной гендерной реакцией последних лет, в которой политические и религиозные силы объединяются и пытаются контролировать сексуальность, гендерное выражение и репродуктивные права населения с помощью запретительных мер при одновременном попустительстве гендерному насилию. Основным инструментом консервативных сил является воззвание к «старым добрым временам», к «традиционным ценностям», которые обычно предполагают ограничение прав и свобод женщин, контроль за гендерной нормативностью, перенос на женщин ответственности за совершающееся над ними насилие с одновременным ограничением возможностей для защиты от него.

Когда у женщин есть право открывать собственный счет, самостоятельно зарабатывать, учиться, заниматься сексом без страха забеременеть, владеть собственностью, заводить детей, когда они этого хотят, и вступать в брак с теми, с кем они хотят – они так и делают. Женщины, которые получают все права человека, ведут себя как люди, имеющие свои индивидуальные потребности, стремления и желания – в точности как мужчины.

С точки зрения консерваторов секс является средством для бартера, который совершают экономически зависимые от мужчин женщины: они обменивают секс, работу по дому и рождение детей на финансовое обеспечение и социальный статус. Для того, чтобы эта модель работала, надо, чтобы а) женщины не могли обеспечивать себя самостоятельно, и б) секс был чем-то, что представляет для них проблему и труд, а не желанное удовольствие. На создание такой общественной системы работают многочисленные воспроизводимые консерваторами механизмы, как экономические, которые до сих пор вытесняют женщин с рынка труда и затрудняют их совмещение материнства и работы, так и социальные – моральное давление, мифы о невинности и целомудрии, о том, что мужчины заинтересованы в сексе больше, чем женщины, и т.д. Немалую роль в этом играет культура изнасилования, которая лишает женщин сексуальной автономности, одновременно поддерживая идеал агрессивного, неконтролируемого «настоящего мужчины».

Феминисты и активисты, борющиеся с изнасилованиями, опровергают доминирующее представление о том, что телами женщин может распоряжаться кто-то кроме них, и утверждают, что секс – это не насилие и вред, а согласие и удовольствие. Они критикуют властную структуру, в которой мужчины представлены как хищники, а женщины – их жертвы. Феминисты настаивают на том, что мужчины – не животные, а рациональные человеческие существа, которые способны прислушиваться к своему партнеру, которые понимают, что секс – это не принуждение другого человека к тому, что он не хочет делать. …Активисты также подчеркивают, что мужчины тоже должны чувствовать себя вправе сказать «нет».

Культура изнасилования выгодна консерваторам, так как она поддерживает систему мужских привилегий, мужского доминирования, прямо зависящего от женского подчинения. Культура изнасилования – это культура страха, в которой женщина существует в постоянной опасности. Сексуальное насилие представляется в этой культуре как воздаяние за «нарушение правил» - то есть выход за рамки предписанного женщинам поведения (будь то выход за пределы дома, откровенная одежда или проявление сексуального желания). Хотя статистика показывает, что более 70% изнасилований совершается людьми, которых жертва знала, и что поведение или одежда жертвы никак не влияют на вероятности изнасилования, однако массовая культура поддерживает идеи, что изнасилование совершается незнакомцами, и что жертва навлекает на себя опасность «неправильным» поведением.

Феминистская реакция на культуру изнасилования помещает сексуальное насилие в более широкий контекст, связывая его с существующими властными структурами, в которых женщина – это человек второго класса, подлежащий контролю и использованию «по назначению». Активисты стремятся направить силы на то, чтобы учить мужчин не насиловать, так как сексуальное насилие гораздо больше, чем другие виды преступлений, встроено в принятую культуру сексуального взаимодействия и ухаживания, и его допустимость воспроизводится вместе с другими гендерными стереотипами.

Томас Макалэй Миллер. «О перформативной модели секса»

Изнасилование – это военные действия против женщин, которые могут совершаться только потому, что вся культура поддерживает их и делает большую часть изнасилований допустимыми. Не все структуры, поддерживающие изнасилования, прямо связаны с сексом: расизм, классизм, тюремная индустрия – вот только несколько примеров, которые создают обстоятельства, в которых некоторые женщины могут быть изнасилованы безнаказанно.

Томас Миллер описывает существующую в современной культуре модель секса как товара, который может продаваться, покупаться, обмениваться или быть украденным. Женщины обладают сексом как объектом, и охраняют доступ к нему. Доступ можно получить в результате определенных действий, а также с помощью обмана и насилия. Женщина в этой модели предстает не как полноправный партнер в сексуальных отношениях, она, скорее, помеха, преграда на пути к желанной для мужчины цели.

Очевидно, что эта модель гетеронормативна и фаллоцентрична. При этом она используется как универсальное оправдание изнасилования, так как согласие в ней предполагается по умолчанию, если только не было явного отказа; согласие не обязательно должно быть добровольным и активным, его можно «вымучить»; и даже в случае отказа, если сопротивление было преодолено силой или обманом, виноватым в совершенной «краже» оказывается «хранительница секса» - женщина, не справившаяся со своей задачей. В любом языке находится немало примеров словесных оборотов, которые подтверждают и воспроизводят эту логику («брать» и «давать», «не уберегла честь» и т.д.) Модель секса как товара предполагает, что, занимаясь сексом, женщина постепенно лишается ценного товара и, соответственно, теряет ценность сама по себе.

Миллер рассматривает, как эту модель воспроизводят в равной степени «ханжи» и «развратники». Ханжи, обычно сторонники воздержания до брака, вменяют в обязанность женщины «сохранить себя», то есть свой товар, секс, в максимально нетронутом состоянии, чтобы продать его тому, кто предложит лучшую цену – будущему мужу. «Развратники», на примере культуры пикапа, стремятся получить как можно больше «товаров», в то же время обесценивая женщин, которые поддаются на их уловки.

Взамен этой антиженской и антисексуальной модели Миллер предлагает модель секса как перфоманса (для примера он берет исполнение музыки). Музыка может исполняться в одиночку, в паре (дуэтом) или в большей группе. Совместное исполнение музыки требует от всех участников желания, активного сотрудничества, взаимодействия и переговоров для обеспечения слаженности и красоты игры, причем это должна быть не просто последовательность предложений и согласий/отказов, а диалог с обменом вкусами и предпочтениями. Опыт музыканта, частота, с которой он исполняет музыку, повышают качество его игры, его ценность как исполнителя.

Перенося эту метафору на сексуальное взаимодействие, мы получаем представление о сексе как процессе, где для комфортного и взаимно приятного взаимодействия двух или более участников им требуется, во-первых, взаимное согласие, а во-вторых, диалог для уточнения предпочтений и установления этого согласия. Сексуальный опыт помогает развиваться умениям, способствует лучшему знанию своего тела и предпочтений и поддерживает навык понимания партнера. Количество участников, надо заметить, может быть произвольным, а их пол не играет роли, оставляя все на откуп индивидуальных вкусов и предпочтений.

При этом модель секса как перфоманса изменяет и модель изнасилования. Если товар можно выманить обманом или отнять насильственно, то заставить кого-то исполнять с тобой музыку силой или обманом вряд ли получится. А главное – эта идея выглядит абсурдной, как и должно быть. Она лишает насильников социальной лицензии на насилие.

Рейчел Крамер Бассел. «Больше, чем да или нет: согласие как сексуальный процесс».

Рейчел Бассел разбирает вопрос, который задают многие при первом знакомстве с понятием согласия: как это работает? Как можно обсуждать подробности сексуального взаимодействия, есть ли для этого слова, и не обедняет ли предварительная договоренность ощущения и переживания?

Культура согласия предполагает, что а) согласие должно быть выражено ясно и активно (нельзя воспринимать отсутствие отказа как согласие), и б) каждое изменение уровня близости или характера взаимодействия требует получения согласия. Эти идеи регулярно подвергаются насмешкам, в которых их доводят до абсурда. Однако согласие в данном случае – не юридический термин; оно задает образ мышления, формирующий культуру взаимодействия. В культуре согласия каждому участнику важно, что его партнер не просто выполняет его желания, но активно хочет секса, причем именно в той конкретной форме, которой они занимаются в настоящий момент.

Тот род согласия, о котором я говорю – это внимание не только к тому, хочет ли ваш партнер заниматься сексом, но и к тому, каким именно видом секса, и почему. Хочешь быть сверху, сделать это у стены, по-собачьи, в миссионерской позе? Эти вопросы задают друг другу хорошие любовники. Когда мы пассивно подчиняемся [желаниям партнера] или думаем, что и так знаем его желания, то вполне можем ошибиться. Не говоря ничего вслух, не дожидаясь, пока партнер поделится своими желаниями, мы просто гадаем. Конечно, бывают исключения. Некоторым нравится, когда один из партнеров контролирует ситуацию, определяет тон, ритм, позу в сексе. В этом нет ничего плохого - если такие условия обсуждаются в какой-то момент, заранее, а не просто предполагаются по умолчанию. Я не предлагаю вам выспрашивать партнера о каждой его мысли, но если вы получите представление о том, что его заводит, это сделает происходящее приятнее для вас обоих.

Для примера Бассел рассматривает принятый в БДСМ-культуре контрольный список предпочтений, которым нередко обмениваются партнеры при знакомстве или в процессе взаимоотношений. В этом списке всевозможных сексуальных действий каждый отмечает то, что любит, что не любит, что ему интересно попробовать, а потом партнеры сравнивают списки и выбирают те занятия, которые устраивают обоих. Это позволяет им знать, что предпочитает партнер, и в дальнейшем выбирать из тех форм взаимодействия, которые доставляют удовольствие обоим.

Такое переключение внимания с общепринятых готовых сценариев и простого отказа на индивидуальные желания создает ситуацию, в которой все партнеры равноправны и все не просто могут, но должны проявлять активность – осознавать свои желания, устанавливать свои границы, интересоваться желаниями другого. То, что в этом процессе участвуют все стороны, разрушает гетеронормативный сценарий, в котором мужчина выражает желания, а женщина соглашается или не соглашается, что в конечном итоге лучше для всех. Например, в ситуации знакомства по новым правилам мужчине не приходится делать всю работу по привлечению партнерши, а женщина может сама проявить активность – ведь все участники равны.

А вот неумение или нежелание обсуждать и договариваться в этой новой сексуальной культуре превращается из нормы в проблему, которая указывает на новые приоритеты: равенство, взаимность и активное согласие. Нужен ли секс любой ценой, или важно то, что чувствует и думает партнер? Секс ради секса, даже ценой видимого или скрытого насилия, или секс ради взаимно приятного взаимодействия с партнером – вот та граница, которую прочерчивает активное согласие.

Согласие должно стать основой сексуального взаимодействия, и странно, что приходится доказывать, что согласие может быть сексуальным, когда его польза для секса должна быть, казалось бы, самоочевидной. Равноправные партнеры, которые занимаются тем, что им обоим нравится, к взаимному удовлетворению, получают куда больше удовольствия, чем те пары, в которых один партнер изъявляет свои желания и пытается угадать, будут ли они приняты, а другой соглашается на предложенное, скрывая или игнорируя собственные фантазии. Понимание сексуальности согласия демонстрирует понимание секса как такового. Активное согласие подталкивает к тому, чтобы каждый раз заново познавать не только партнера, но и себя, раскрывать новые стороны своих и чужих сексуальных желаний, находить новые способы их выразить и реализовать. Это ли не сексуально?

Хейзел/Седар Труст. Право на прикосновение: культура изнасилования, владение телом и вербальное согласие

Мы живем в культуре, в которой тело является публичной собственностью. Мы живем в культуре, в которой права на аборт, контрацепцию, сексуальное просвещение и деторождение (для бедных, цветных и/или инвалидов) подвергаются постоянным нападениям. Нами управляют те же люди, которые… сейчас собираются одобрить проведение медицинских экспериментов в тюрьмах. Мы работаем в одном движении с теми, кто считает, что имеет право выбирать, в каком поле и гендере жить другим людям. Мы сами регулярно определяем гендер других людей, не спрашивая их. Так почему мы должны относиться к сексу иначе?

Хейзел/Седар Труст говорит о том, что культура изнасилования – это не изолированное явление, а часть всеобъемлющей системы физического принуждения. Любая форма угнетения в числе прочих механизмов использует контроль и заявляет право на обладание и использование тел угнетенных, будь то рабы, рабочие или женщины. Культура изнасилования ограничивает контроль самого человека над своим телом и дает другим право его контролировать, в основном посредством физического контакта и сексуальных действий. Труст предлагает рассматривать ее в более широком поле физического принуждения, проявляющегося даже в повседневном взаимодействии.

Для этого он/а предлагает спросить себя: в какой мере мы действительно владеем и контролируем свое тело? Насколько окружающие имеют право приближаться, прикасаться? На какие виды прикосновений другие люди должны спрашивать разрешения – на секс, на поцелуи, на объятия? То, как мы разделяем прикосновения, на которые согласие требуется, и прикосновения, которые разрешаются по умолчанию, и как эти границы различаются между разными людьми в зависимости от их положения в обществе, о многом говорит.

Труст делится своим опытом обсуждения согласия на повседневные прикосновения, когда он/а и все окружающие просили и дожидались прямого вербального согласия на любое сознательное прикосновение: мне всегда было ужасно трудно отказать в прикосновении, если я был/а только отчасти против, и часто я понимал/а, что против, когда ко мне уже прикасались. Благодаря прямому вербальному согласию я мог/ла сначала решить и только потом принять прикосновение – или отказать, что было намного легче сделать, потому что я уже не разрывал/а контакт, не отвергал/а его – просто не начинал/а. я обнаружил/а, что многие прикосновения я принимал/а, но не хотел/а, даже от людей, чьих прикосновений мне очень хотелось. Люди вокруг нее испытывали то же самое. В атмосфере активного согласия на прикосновения они чувствовали себя в безопасности от непрошенных и нежеланных касаний, а те, на которые они давали согласие, оказывались намного приятнее. В то же время они учились просить без давления и принимать отказ без обиды – социальные навыки, крайне важные для борьбы с культурой изнасилования, в которой просьбы часто являются замаскированным под вежливость требованием, а отказ воспринимается как оскорбление.

Анализируя свой и чужой опыт, Труст отмечает, что в культуре, где значительная часть несексуальных прикосновений считаются допустимыми по умолчанию, то же самое происходит и с сексуальными прикосновениями. Он/а описывает своего рода «карту согласия», существующую в обществе: разные виды прикосновений классифицируются по уровням «сложности», и согласие на один тип прикосновений автоматически предполагает согласие на все прикосновения менее «сложного» уровня; например, если дано согласие на поцелуй, то согласие на объятия уже предполагается как само собой разумеющееся. Карта согласия основана не на том, как человек оценивает тот и иной вид прикосновений в данный момент и хочет ли именно его, а на характере его отношениях с прикасающимся, на уровне близости. Прикосновения рассматриваются не сами по себе, а как символ близости, и этот подход размывает и ограничивает право на собственное тело у того, к кому прикасаются: он не может принимать решения о своем теле в зависимости ситуации, допустимость и характер прикосновений определяется уровнем близости и сопровождающими его ожиданиями (которые в свою очередь обусловлены еще и культурными факторами). Применительно к сексуальным прикосновениям эта логика в конце концов превращает секс из удовольствия в обязанность и/или право на чужое тело.

Пока прикосновения, сексуальные или нет, считаются допустимыми или недопустимыми по умолчанию, без активного согласия на них, сохраняется социальная карта, которая приводит к нормализации насилия. Труст предлагает в качестве одного из методов создания культуры согласия стремление к тому, чтобы на любые осознанные прикосновения получать активное согласие, а не вторгаться в чужое личное пространство без спроса, не присваивать себе право на тело другого человека.

Хизер Коринна. Нескромное предложение

Коринна начинает с обсуждения того, как обычно представляется идеальный «первый раз». Она описывает первый сексуальный опыт подростков: они давно вместе и влюблены, они уже пробовали петтинг и оральный секс, но еще не занимались «настоящим» сексом, он заботлив и нежен и дожидается ее согласия, она готова ответить на его желание, хотя многое ее все еще пугает, но все не так больно, как кажется, и ей даже бывает хорошо в процессе…

Чего не хватает в этой картине? – спрашивает Коринна. И дав читателю время обдумать, отвечает: в ней не хватает желания девушки. Это даже трудно заметить, настолько его отсутствие привычно, настолько оно нормально для нашей культуры, для всех представлений о сексе и женщинах: нигде в этом идеальном сценарии не говорится, что девушка хочет секса. Что это она инициирует секс, причем потому, что хочет именно секса, а не потому, что «уже пора», что хочет удержать парня рядом, или еще по какой-то причине, не связанной с ее сексуальным желанием. Что ее желание существует само по себе, как проявление ее сексуальной природы, а не как ответ на желание мужчины.

Конечно, в культуре, где даже право женщины сказать «нет» до сих пор революционно и нередко оспаривается, такой «идеальный» «первый раз», в котором нет очевидного принуждения, выглядит действительно прекрасным. Но это лишь стартовая точка, которой далеко до полной картины, в которой женщины и их сексуальное желание существуют самостоятельно и раскрываются в полную силу, а не как приложение и ответ на мужское желание.

Конечно, у такой ситуации долгая история. Много веков мужчины не просто проявляли свое сексуальное желание, но и контролировали желание и сексуальность женщин, и нередко продолжают делать это до сих пор: насилие и принуждение, пояса верности и обрезание клитора, замужество по приказу отца и войны вокруг контрацепции – все это многочисленные и многоликие системы контроля над женщинами, в которых им не оставлено права на собственную волю и собственную сексуальность. Желание женщины должно быть ответом на желание мужчины, и не более. До сих пор идеальным сценарием остается ситуация из любовных романов, когда сексуальное пробуждение молодой женщины происходит благодаря возжелавшему ее мужчине, который если и не принуждает ее к сексу, то как минимум «уламывает», преодолевая ее неуверенность и сопротивление.

Коринна описывает идеальную картину, как она видится ей без шор многовековой патриархальной культуры. В ее видении девушка не просто испытывает сексуальное желание – она знает свое тело еще до первого опыта с партнером и умеет получать от него удовольствие. Кроме того, она знает, что сексуальные отношения включают в себя риск – не риск изнасилования, как сейчас, но риск, свойственный любому новому начинанию: что-то может пойти не так, неудачи случаются, но потенциальные позитивные результаты это окупают. Это не оправдание возможного изнасилования, наоборот: с таким отношением девушка (как и юноша) вступают в сексуальные отношения, первые или любые последующие, с осознанием, что никто не имеет права их принуждать, потому что они не обязаны этим заниматься, но в то же время неудачи и разочарования, такие, как отказ партнера – это печальная возможность, но не катастрофа. А еще в идеальном видении Коринны нет универсальных «правильных» обстоятельств для первого раза (романтические отношения и вагинальный половой акт): правильность оценивает только сама девушка, исходя из своих ощущений, и ее «первый раз» может быть с мужчиной или женщиной, с давним возлюбленным или случайным партнером, она может считать «первым» анальный секс или оргазм от петтинга – вопрос только в ее ощущениях, ее выборе, ее комфорте и ее сексуальном желании. И она не будет чувствовать себя обязанной оправдываться за свой выбор и свое желание, как многие женщины в наши дни, даже в самых «прогрессивных» культурах.

Коринна настаивает, что ее видение культуры сексуальной свободы и сексуального удовольствия – утопия, но вполне достижимая. С одной стороны, для ее реализации потребуется немало работы, часть которой составляет культура согласия. С другой, ее маленькие образцы возможны уже сейчас – в сообществах и партнерствах, которые отказываются от довлеющей патриархальной идеологии «правильного» секса, в которых люди могут выбирать такой секс, который они желают, и нет ничего обязательного, ничего «правильного» и «неправильного», кроме желания, удовольствия и согласия всех участников.

Материал подготовлен в рамках программы "Гендерная демократия" Фонда им. Генриха Бёлля.




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Теория метафор

О том, почему люди — прирожденные поэты, а не рациональные потребители

Интервью с Джорджем Лакоффом, профессором лингвистики Калифорнийского университета в Беркли, одним из основоположников когнитивной лингвистики и теории воплощенного познания — нового направления философии.

23.07.2015 16:00, Евгения Ковда


«Чтобы не окреп культ сопротивления»

Блогеры обсуждают приговор Тверского суда, вынесенный Александре Лотковой

Вопрос самообороны непростой, и в делах с применением оружия в качестве защиты у участников дискуссии всегда существует два полярных мнения, и в прессе и блогосфере появляется огромное количество эмоциональных высказываний. Вот и в случае с Александрой Лотковой – полный спектр таких мнений. От «девушка с сердцем льва» и «поступок достойный награды» до «мотивы не имеют ничего общего ни с самообороной, ни с попыткой спасти жизни товарищей».

21.03.2013 09:00


Иго

С точки зрения христианства русский героизм — в терпении

Вы когда-нибудь в детстве строили дом из кубиков? Замечательное неторопливое занятие. Можно не прерываться, пока не кончится весь строительный материал. Или если дом вдруг разрушится. Иногда это происходит само по себе. Но гораздо чаще его кто-то ломает. Родители нечаянно задевают наш домик ногами. Или младший брат радостно крушит его всем телом. Обидно. Но, в общем, не очень страшно.

04.11.2010 16:00, zamglavred


«Каждый видит то, что хочет увидеть»

Блогеры спорят, имеет ли право патриарх призывать к отказу от стяжательства и носить часы за 30 тыс. евро

Уже несколько дней блогосферу потрясают ожесточённые споры. Находясь с визитом на Украине, патриарх Московский и всея Руси Кирилл призвал отказаться от грехов стяжательства и неумеренного потребления, приведших мир к кризису. Во время этой пламенной речи на его руке красовались часы за 30 тыс. евро.

05.08.2009 09:54, Александр Кузнецов


«Дорожникам неинтересно делать качественно, им интересно делать постоянно»

Посетители форума обсудили проблемы ремонта и строительства российских дорог

О бесконечных проблемах с дорогами в России сказано предостаточно. Среди главных виновных, впрочем, вовсе не дураки, а дорожно-ремонтные службы, которым невыгодно строить качественные дороги, а гораздо удобнее получать всё новые и новые тендеры и средства на их ремонт. В итоге миллиарды долларов растрачиваются без видимого результата.

15.07.2009 15:53, Александр Кузнецов


Православные наступают

В детских садах в качестве эксперимента вводят основы православия

На минувшей неделе в сообществе, посвящённом детской психологии, появилась запись об эксперименте, предпринятом в одном из детских садов. С одобрения вышестоящих инстанций воспитатели решили познакомить детей с основами православия. Результат порадовал далеко не всех родителей. Один из них описал свой опыт и вынес вопрос на обсуждение блогеров.

22.06.2009 11:27, Татьяна Трофимова


«Это сигнал об отношении Лукашенко к России»

Блогеры обсуждают причины и последствия российско-белорусского конфликта

Запрет на поставки белорусской молочной продукции и отказ Лукашенко участвовать в саммите Организации Договора о коллективной безопасности в Москве заставили пользователей Рунета заговорить о серьёзном конфликте между двумя государствами, который будет иметь далеко идущие последствия как для Белоруссии, так и для России.

15.06.2009 14:20, Татьяна Трофимова


Об антиалкогольной пропаганде

Алкоголь вреден, но ещё вреднее неумеренная антиалкогольная пропаганда

О неумеренном потреблении алкоголя в России ходят легенды. Реальность впечатляет не меньше. Стоит хотя бы посмотреть на статистику заболеваний, спровоцированных алкоголем. Однако не менее вредной в России может стать позиция борцов с пьянством в любых его проявлениях.

28.05.2009 10:13, vba_


Пьяные мифы — трезвые факты

Чем опасен алкоголь

Согласно статистике, в России каждый человек потребляет в год до 18 литров чистого этилового спирта. При этом 10—15% населения страдают алкогольной зависимостью. Несмотря на эти цифры, мало кто понимает, чем именно опасен алкоголь и каковы риски от его употребления.

28.05.2009 10:12, botalex


«Счастливых им битв!»

Участники гей-парада и их гонители нашли друг друга

Закона о регистрации однополых браков нет. Этот закон может появиться. Но он никогда не появится от того, что толпа геев пройдёт по центру Москвы с плакатом «Мы — геи».

19.05.2009 10:30, Галина Юзефович






 

Новости

Задержаны 10 семей защитников парка Торфянка
Сегодня утром в своих квартирах были задержаны более 10 защитников парка Торфянка с семьями.
Технологии от школьников
В Москве стартовала открытая олимпиада 3D-технологий
Отказ пролить свет
Власти Нидерландов отказались рассекречивать документы по Boeing, потерпевшему крушение в июле прошлого года на Украине
Слабоумие вместо Паркинсона
Актеру Робину Уильямсу был поставлен ошибочный диагноз
Памятка до тюрьмы доведет
Генпрокуратура предложила возбудить уголовное дело против авторов "памятки туристам" для поездки в Крым

 

 

Мнения

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.