Подписаться на обновления
22 апреляПонедельник

usd цб 63.9602

eur цб 71.9232

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд  Открытая библиотека 
Денис Соловьёв-Фридман, Елена Мельникова-Григорьева   среда, 5 августа 2009 года, 10:30

Бронза и камень
Эстонская «соль» как продукт распада СССР. Драма Verbatim в трёх встречах и одном интервью


Сцена из спектакля "Соль. Новейшая Эстония в 12 песнях" // Кадр телеканала "Вести", vesti.ru
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог



Эстонские события вокруг фигуры Бронзового солдата: как театр вмешивается в политику и как политика вмешивается в прибалтийский театр. Хроника одного спектакля.

С распадом СССР на постсоветском пространстве возникли продукты распада высоких политических технологий, с трудом подлежащие дезактивации на внутреннем рынке и потому требующие рыночной экспансии.

С тех пор как транзит российских цветных металлов, бывший предметом политических спекуляций и искромётного политического юмора, подыссяк, в ход пошли символические ценности — бронза и камень местного производства, оказавшиеся валидными как на российском, так и на европейском рынках.

Совместными усилиями двух конфликтующих сторон — «русскими» и «эстонцами», был сформирован скульптурный миф Таллина. Камнем преткновения стал Бронзовый солдат, по одной версии — освободитель, по другой — завоеватель.

Обоюдная манипуляция контроверсивным мифом привела к тому, что провинциальная и тихая Эстония, в которой даже революции сказываются поющими, позволила себе крупный исторический перформанс европейского масштаба, с человеческими жертвоприношениями.

Театр и политика

По версии эстонских массмедиа, главным героем Бронзовой ночи был повар Женя, застигнутый в процессе перераспределения благ в свою пользу фотографом газеты Postimees Лийз Трейманн.

Завершающийся сезон наглядно иллюстрирует общую ситуацию столичного театрального процесса: редкие вспышки красоты и яркости на фоне рыхлости и монотонности.

Созданный в рамках проекта European Cultural Exchange и посвящённый событиям 26—27 апреля 2007 года спектакль «Соль. Новейшая Эстония в 12 песнях» стал русскоязычной версией Бронзовой ночи, которая, на наш взгляд, готова к отправке на экспорт в страны ЕС как наиболее адекватная из версий.

Надо полагать, в следующем сезоне европейский зритель получит более широкое представление о новейшей истории Эстонии как части европейской.

История самой театральной постановки такова, что обмен, в котором помимо Эстонии участвуют театры Германии, Бельгии и Турции, предполагал работы именно на исторические темы. Посмотрим, как и в чём это удалось Русскому драматическому театру, для которого «Соль» стал репертуарным спектаклем малой сцены.

Вначале были «Мифы Древней Греции» в Театре на Спасской — с этого началось наше знакомство с режиссёром из Вятки Борисом Павловичем.

Правда, самого режиссёра в Вятке не оказалось. Пока мы осваивали региональные ландшафты российской академии, приглашённые к участию в международной интердисциплинарной конференции «Образы и символы власти в русском искусстве: история и современность», режиссёр находился в Эстонии.

Занятый там, в сущности, тем же самым: отношением власти к своим символам и образам на более чем современном материале — ещё не остывших событиях Бронзовой ночи.

Пока мы, немало поражённые высокими научными стандартами культурной столицы Повольжья, отдыхали от них, как это принято у интеллектуалов, в театре, поглощённые созерцанием 12 подвигов Геракла и мифом о происхождении мира, Борис Павлович готовил нас ко второй нашей встрече.

В декорациях жизнетворчества

Вторая наша встреча состоялась в апартаментах режиссёра, выделенных Русским драматическим театром Эстонии под жизнетворчество.

Помимо режиссёра, в квартире проживал также сценограф Бронзовой ночи Александр Мохов. В непринуждённой домашней обстановке режиссёр поделился с нами неожиданными взглядами на искусство, а сценограф — соображениями о том, как оно должно выглядеть.

«Мифы Древней Греции» стали панегириком театральной условности, граничащей с драматической необязательностью оперы-буфф.

Русско-античные кокошники и почти сарафаны, переложенные страницами из Гесиода, в итоге сложились в подобие балета с легко опознаваемой аллюзией на «Русские сезоны» Дягилева.

Тем неожиданней было обращение режиссёра к формату doc. Справедливо рассудив, что события Бронзовой ночи непредставимы средствами традиционного театра, режиссёр обратился к театру документальных свидетельств, размывающих границу между сценической репликой и повседневной речью.

Предполагается, что в иных форматах эта граница очевидна на первый взгляд. В ситуации, когда невозможно отделить одно от другого, неудивительно, что в реализацию проекта властно вмешивается та самая политика, последние формальные отличия театра от которой тщательно маскируются форматом doc.

Последнее желание, в котором можно заподозрить такой театр, — быть театром в том числе политическим. Поскольку, если он успешен, он сам и есть политика или, если сложится, её искусство.

Народная дипломатия театра

Как и следовало ожидать, политика встретилась с политикой. Об этом свидетельствовала в первую очередь пресса, мало уделившая внимания собственно театральным достоинствам премьеры, зато вовсю муссировавшая политическую обстановку вокруг неё.

В ходе идеологической борьбы, первоначально задуманная как «Памятник», постановка, пройдя коридорами Министерства культуры Эстонии и дирекции Русского драматического театра, приобретает черты камерной и становится «Соль(ю)».

Так постановка занимает скромную нишу народной дипломатии, заранее отведённую ей большой политикой. По мере репетиционного развития, работы режиссёра с интернет-ресурсами и свидетелями событий, по мере обращения к свидетельствам массмедиа, с наращиванием действительной плоти в проект приходят, чтобы затем уйти, актёры. Что-то около дюжины — эстонцев и русских.

Остаются две актрисы: Любовь Агапова и Татьяна Маневская, которые сыграют вместо развёрнутой в большое действие версии событий 12 камерных «песен».

И так уже в октябре, за полтора-два месяца до премьеры, режиссёр в интервью эстонским СМИ заявляет, что Бронзовая ночь — не самое главное в постановке.

Когда нет главного, логично обратиться к вспомогательным темам. В качестве некоторых из возможных коннотаций своей «соли» режиссёр называет «соль поваренную», «соль земли», «не сыпь мне соль на раны» и «соляной столп».

Иными словами, многие ещё помнят жестяные красные банки в белый горошек с надписью «Соль», производившиеся в Эстонии и украшавшие не одну советскую кухню; Бронзовый солдат как краеугольный камень мифа превращает соль из каменной в поваренную, консервирующую новейшую историю слой за слоем.

События Бронзовой ночи едва ли можно назвать приятным воспоминанием — спектакль, сколько бы добровольных самоотводов актёров и властной цензуры он ни прошёл, служит тем не менее персональной травматической фиксацией событий, объединяющих, размежёвывая, всё эстонское общество.

И наконец, прошлое, если повернуться к будущему спиной, согласно библейской аллюзии в переработке Павловича, обрекает общество на неминуемые застой и погибель.

Новая волна — 2

Этой освежающей волне абсурда — смены постановочных планов в зависимости от смены политических вкусов властей предержащих — могли бы позавидовать главные действующие кинолица французской Nouvelle Vague.

Грешащий против театра и тут же кающийся, но ни разу не объяснивший, не аргументировавший своих поступков министр культуры России Авдеев — антифигура года. Случайный человек не на своём месте, допускающий случайные поступки, манипулируемый всеми ветрами…

Особенно в части предсказуемости сюжета вокруг режиссёрской работы: в постановке, изначально позиционировавшейся как широкомасштабная рефлексия над событиями 26—27 апреля 2007 года, эти события, по словам самого режиссёра, не являются главными.

На волне этого абсурда и состоялась наша третья встреча с Борисом Паловичем. Иными словами, мы вернулись в театр — или, скорее, туда вернула нас политика.

Когда вокруг театрального действия разворачиваются политические интриги, сравнимые по драматическим эффектам с закулисными, с участием первых лиц политического и театрального истеблишмента, — такое действие нельзя не посетить, невозможно не увидеть, а поучаствовать в нём — гражданский долг театрала.

Более того, редко куда отправляешься с таким богатым оптическим набором, как на события, со всей любовью и ненавистью разрекламированные теми, кто в них участвует, и особенно теми, кто этого участия стремится не допустить.

Что такое театр doc?

Как говорил Стивен Долдри в ходе семинара, прошедшего 15 апреля 2000 года в Москве для участников «Документального театра», «в начале работы ты не знаешь ни тему, ни персонажей: у тебя есть только предмет, который ты изучаешь. И ты должен полагаться на то, что процесс приведёт тебя к теме, к персонажам, к сюжету и к структуре. Если ты попытался определить это заранее — в этот момент ты перестал слушать. Процесс работы довольно страшен, потому что ты начинаешь с нуля, и может выйти, что у тебя будут нулевые результаты. Но ты должен довериться себе. Довериться предмету. И — самое важное — довериться людям, у которых ты берёшь интервью…»

Борису Павловичу пришлось довериться по максимуму: двум актрисам, озвучившим весь отобранный материал.

Одна из актрис свидетельствовала в первую очередь о себе и переживаниях своей жизни в Эстонии, другая исполнила функции публицистического контекста.

А ответственность за всё взял на себя режиссёр, как это было заявлено в открывающей спектакль песне Intro.

Декларация о намерениях режиссёра была дополнена серией реплик, оправдывающих выбор формата и сводящихся к следующему: нельзя представить непредставимое, нельзя поставить действительное событие, имеющее очевидцев, отрезок времени, отделяющий нас от событий, слишком мал, история ещё не состоялась историей, чтобы быть реконструированной литературно-биографическими средствами.

О такой истории можно только рассказать, и чем меньше будет посредников, тем успешнее. Как невозможно искусство после Освенцима или поэзия после Аушвица, так и театр, надо полагать, невозможен после событий Бронзовой ночи.

Не потому ли, кстати, что Бронзовая ночь сама является театром, подобно перформансу Штокхаузена «9/11»? Одним выбором формата doc режиссёр нам говорит, почему невозможен театр: свидетели, способные донести политическое событие до зрителя, хотя бы и опосредованное актёрами, эффективнее доставляют сообщение, чем актёры, разыгрывающие литературный сценарий при «живом» сценарии, который организован так называемой реальностью, то есть не театром.

Завершает первую часть концептуальный пролог к остальным песням, обзор наиболее крупных мировых событий, потрясших Эстонию вместе с остальным миром.

Получается, что Бронзовая ночь, если не преувеличивать и не преуменьшать её значение, стоит в одном ряду с гибелью парома «Эстония» и повальным отравлением фальсифицированной водкой в эстонском городе Пярну.

Однако если принять во внимание, что за отравлением водкой почти сразу последовало падение башен Всемирного торгового центра, оттеснившее Эстонию в информационную тень, то прочное место на первых полосах мировой прессы Эстонии пришлось ждать вплоть до событий Бронзовой ночи.

Впрочем, в одной из последующих песен эта иерархия событий приобретёт в новом элементе: героиня Любови Агаповой, медленно сползая по стене, переживает события «Норд-Оста» и от ужаса благословляет лишнюю букву «н» в эстонском слове «Таллинн».

«Мне надо домой», — заклинает героиня актрисы, не в силах оторваться от телекартинки в режиме реального времени.

Как мы видим, психологическая подлинность спектакля обеспечена жизненными воспоминаниями актрисы, тщательно просеянными режиссёром на предмет сценической уместности.

Любовь Агапова вспоминает в данном нам интервью реакцию режиссёра на один из фрагментов своей биографии: «Нет, вот этого они не выдержат». Тут, как можно догадаться, в ход пошли режиссёрские ножницы.

Подлинность бессознательного

Контекстуальная подлинность была обеспечена вкраплениями множества документальных свидетельств, среди которых главным откровением стали комментарии к событиям вокруг спектакля, почерпнутые на балтийском портале DELFI.

Зачитанные Татьяной Маневской в манере дикторов советского телевидения, русскоязычные глубины коллективного бессознательного — у кого с розой в петлице, а у кого и с косой в руках — распахнули свои абсурдные недра.

Особого внимания заслуживают архетипические образы Антихриста и жидомасонов, свидетельствующие об архаичности ментальных форм на всём постсоветском пространстве.

В песне «Эстонское время», которую следует отнести к наиболее пронзительным актёрским удачам спектакля, Любовь Агапова рассказала, каких трудов ей стоило перевезти больную мать из сахалинского города Чехова в Эстонию, а потом получить для неё пенсию в российском посольстве.

Вице-консул оказался большим поклонником её талантов, как если бы служил не дипломатом, а частным меценатом, раздающим поощрения. «Какое счастье, что я актриса», — говорит актриса, выходя из консульства и покидая эпизод. Вернётся она к зрителю столь же убедительно теперь только в одной из следующих песен, с рассказом о дружбе с Айне, эстонской художницей-этнографом.

Актёрскую технику игры, достойную всяческих похвал, невозможно отделить от прекрасной своей избирательностью памяти: вспоминая Айне, актриса воспроизводит слова её отца, наставляющего детей чтить эстонский флаг.

Это ваш флаг. Сейчас не время, но оно обязательно настанет. Это не цитата. Это то, что она, здесь отсутствующая, значит.

«Записки заключённого» поёт Татьяна Маневская и свидетельствует нам о нарах, на которых провёл время один из узников Бронзовой ночи. Песня актрисы позже перерастёт в Lili Marlen образца самой знаменитой из записей — Марлен Дитрих.

А злоключения узника плавно станут злоключениями немецкого туриста, приехавшего пожить в Эстонию и, видимо, до сих пор недоумевающего при воспоминании о развесистых плодах эстонской демократии.

Блажен, кто посетил сей мир! Ему довелось оказаться в знаменитом терминале D, со связанными руками на полу, а всего-то вышел посидеть с друзьями за кружкой пива. Место было хорошее, время — политических перемен — неуместное.

Тем более остро прозвучали рассказанные Татьяной Маневской, актрисой старой школы, три скабрёзных анекдота, отменно здесь выполняющие мнемоническую функцию для прочего сценического действия.

Впрочем, с трудом вспоминается содержание только одного: про то, как под шумок Бронзовой ночи опять наваляли геям. Интересно, что анонимный автор хотел сказать этим анекдотом? Чему он уподобил положение русской общины в Эстонии?

Прочие анекдоты из памяти ушли. Не то чтобы анекдоты плохие, а события не поставляют повода для смеха. Что значит, не размениваясь на иронические детали, видеть общее без инверсий.

Заключительная песня «Храни, Боже, Эстонию» сопровождалась сурдопереводом. Как нам признался режиссёр, импульсом идеи ввести язык жестов в текст песни стал принятый незадолго до премьеры закон, в духе европейской политкорректности разрешающий глухонемым соискателям гражданства не сдавать языковой экзамен.

На отголосках этой оптимистической ноты «Письмо сорока» прозвучало прискорбной параллелью родом из 1980 года. Как пишет Пеэтер Варес в книге «На чаше весов: Эстония и Советский Союз» (вышедшей в 1999 году в рамках университетского проекта «1940 год и его последствия»).

Текст письма, который мы опустим по соображениям формата, был дан фонограммой на русском с эстонским акцентом. Татьяна Маневская синхронно зачитала его по-эстонски с русским акцентом.

«Вы сказали всё, что могли», — подытожил один из зрителей, спустившись с поздравлениями на авансцену под аплодисменты вставшего зала.

Как любая экспериментальная форма, театр doc, помимо решения сценических задач, ставит вопрос о себе самом, подобно тому, как современное искусство из года в год не устаёт вопрошать себя: «Что такое искусство?»

Парадоксальной особенностью формы Verbatim в профессиональном театре является то обстоятельство, что жизнь, представленная на сцене и составленная из личных документальных свидетельств, представляет собой жизнь актёра.

Таким образом, театр doc становится театром о театре, в котором особенную значимость приобретает вопрос о личном жизнетворчестве. Не каждая внесценическая судьба, пусть даже самого замечательного актёра, будет интересна к показу со сцены.

Тем приятнее, когда жизненный талант совпадает с профессиональным, запуская процесс взаимного уточнения и отработки формы.

Наша встреча с Любовью Агаповой оказалась на редкость плодотворной и позволила прояснить некоторые из тёмных мест постановочного плана и его реализации.

Так мы выстроили свой театр doc вокруг постановки, почти не касаясь политики, но вникая в особый характер профессиональных отношений актёра и режиссёра на сцене этого конкретного doc.

Актриса признаётся, что она напрямую уговаривала отказаться режиссёра от реализации проекта, после того как проект покинули все предполагаемые участники: «Вы не боитесь, что проект рухнет?» — «Нет, не боюсь».

«Это что, розыгрыш, зачем вы соглашаетесь? Может быть, вам всё равно? Почему вы начинаете работать? Зачем вы это делаете, если актёры отказались? У вас проект вообще под угрозой, вы понимаете? Вы на грани провала!»

На что режиссёр дал актрисе два дня на размышления: «Я даю вам время, потому что в таком конфликте не имеет смысла работать».

Актриса продолжает: «И я уже была готова уйти с первой репетиции. Я не верю в этот проект. Я считаю, что это авантюра. Но я видела его спектакли раньше, иначе я бы ему не поверила. Дело в том, что у других актёров было другое отношение. У кого-то интерес, кто-то категорически отказался делать эту работу. Потом ещё некоторая насторожённость: а что такое театр doc? Что это такое? Я в этой ситуации была нужна ему как материал, с которым он познакомился. Ему меня рекомендовали: она не боится, её можно в любой проект. И потом, когда он стал с нами знакомиться, он это понял, он понял, что ему этот материал нужен. Я открыто пошла на это. Конечно, сначала я ни в коем случае ему не верила. Ну а потом он просто сказал: «Давайте попробуем, посмотрим, как у нас получится. Давайте это дитя будем бережно нести». И я спросила: «Где сценарий?» Как выяснилось, сценария нет».

Сценарий предстояло выстроить в ходе репетиций. Характерологическая деталь: участие в подобном спектакле является гражданской акцией. И сценария на эту акцию не предусмотрено. Гражданскую позицию занимают самостоятельно.

Актриса не доверилась слепо. Другими словами, имела возможность обсуждать и участвовать в построении действия. Любовь Агапова вспоминает, как Александр Мохов принёс макет сцены. В центре сцены стояла замотанная в пластикат фигура, из которой торчала какая-то арматура.

Перед актрисой, имея в виду формат документальных свидетельств, стояла непростая задача, восходящая к противоречиям, заключённым в самой природе театра: «Мне было важно знать, как он всё это выстроит, сколько терпения проявит, какие ходы он будет принимать, как будет мной манипулировать, как будет достигать своей цели. Но это ведь суть актёрской профессии. Режиссёр и актёр. А как же я ему откроюсь? »

«Нас много критиковали, — продолжает актриса, — господин Сависаар [действующий мэр Таллина, лидер Центристской партии. — Авт.] сказал, что мы не в полной мере достигли желаемого эффекта.

И не только. Он мягко заметил, что действие могло бы быть активнее. Другие были не столь интеллигентны и прямо заявляли: «Мы хотели разбитых витрин, а в итоге что же получилось, давайте жить дружно? Мы четыре раза уже сыграли этот спектакль, в марте будет ещё два, и уже понятно, что это не шлягер, не что-то такое, на что рвутся люди, но слушают они очень внимательно. Я могу вводить по ситуации какие-то новые живые моменты. Приходят за одним и понимают, что это не то, что они ждали. Насколько спектакль дальше будет жить, покажет время. Я предложила даже расширить спектакль за счёт новых сцен».

Действительно, от такого события ждёшь развития по мере развития исторического контекста.

Борис Павлович делает театр, про который нельзя сказать, плох он или хорош, как нельзя по сей день сказать, хорош ли фильм «Прибытие поезда» братьев Люмьер, эстетичен ли «Чёрный квадрат» Малевича и насколько актуален перформанс Бронзовой ночи.

Нет, зрители не повскакивали со своих мест, чтобы в панике покинуть зал на одной из песен. Но эмоциональный эффект и в зале, и за его пределами сопоставим.

Если документальные свидетельства, организованные в единое сценическое действие, вызывают отклики в диапазоне от благодарственных аплодисментов стоя до негласной политической цензуры, это значит, что театр работает так, как себя определил, — на продуктивное для данного социально-политического среза и этой культуры (не-)понимание. Это успех.




ОТПРАВИТЬ:       



 






Я без других

«Обломов» в Театре имени Вл. Маяковского

«Что такое обломовщина?» — этот вопрос, задаваемый с гневной или трагически серьезной интонацией, смутно припоминают даже те, кому ничего не говорят фамилии Добролюбова и Гончарова. Звучное слово, емкое понятие разрослось до стереотипа и заслонило породившие его тексты. Обломовщина пережила и главного героя произведения, и сам роман Ивана Александровича Гончарова. Работая над собственным «Обломовым», Миндаугас Карбаускис едва ли стремился исправить эту историческую несправедливость. Тем не менее, в его постановке нашлось место и для характера, и для типажа, и для лиризма, и для социальной критики.

02.03.2019 16:00, Татьяна Ратькина


Триумф «Славы»

Петербургский Большой драматический театр им. Г. Товстоногова показал в Москве спектакль Константина Богомолова «Слава» по пьесе сталинского лауреата 1930-х годов Виктора Гусева. Сенсационная постановка спустя несколько месяцев после премьеры вызвала новую волну восторгов и споров, при этом мало кто знает, что почти одновременно с Богомоловым в Москве на Новой сцене МХТ свою эскизную версию той же пьесы представил режиссер Михаил Рахлин.

01.02.2019 18:00, Вячеслав Шадронов


Осторожно, гештальты закрываются

Премьерный спектакль Бутусова

Премьерой, которой откроется в сентября новый сезон МХТ им. Чехова, станет первая после многолетнего перерыва постановка на сцене Художественного театра режиссера Юрия Бутусова «Человек из рыбы» по пьесе современного автора Аси Волошиной.

16.07.2018 16:00, Вячеслав Шадронов


В пространстве ожидания

«В ожидании Годо» в Театре имени Вахтангова

Сэмюэл Беккет по праву считается родоначальником театра абсурда. Самое известное его произведение – пьеса «В ожидании Годо» – описывает схематичных персонажей в искусственной ситуации. И полностью состоит из бессвязных диалогов. Но в этом нагромождении неясностей и нелепостей можно без труда различить реалистичную, почти будничную картину человеческой жизни, подчиненной привычкам и страху.

14.06.2018 16:00, Татьяна Ратькина


О божьем даре и яичнице

Премьера в Театре Российской Армии

«Омлет» — вещь, обманчивая в своей простоте, как, собственно, и сам омлет «по фирменному рецепту», который в самом деле готовят актеры в процессе спектакля. Можно элементарно получить удовольствие от «вкусно» закрученной истории и актерского куража, с которым эта история разыгрывается, а можно попытаться всмотреться вглубь, ловя и складывая реминисценции и многочисленные авторские подсказки в объемный пазл.

17.05.2018 16:00, Светлана Остужева


Проще сложного

Гарольд Пинтер в постановке Сергея Газарова

На премьере театра Современник «Не становись чужим» мне больше всего запомнилась реакция публики. Пустые места появились в зале уже после антракта; во время второго действия зрители устремились к выходу почти непрерывным потоком; а на поклонах решительный и демонстративный исход «некультурных» посетителей было не остановить.

18.03.2018 16:00, Татьяна Ратькина


Посмотри на меня

«Заповедник», СТИ, режиссер Сергей Женовач

Сергей Женовач продолжает серию спектаклей по знаковой прозе советского периода. Недавно была «Мастер и Маргарита» по роману М. Булгакова, до того – «Москва –Петушки» по В. Ерофееву. А теперь вот Довлатов. Режиссер выбирает мистические книги о природе страны Советов, о подлинных пружинах ее жизни.

21.02.2018 16:00, Татьяна Купченко


В стране глухих

«Бетховен» в театре «Практика»

Судьба Людвига ван Бетховена – подарок для режиссера. Сын придворного певца, затмивший королей своей славой. Любимец публики, стремившийся к одиночеству. Гениальный композитор, безуспешно боровшийся с глухотой. Эти парадоксы так и просятся на сцену.

17.02.2018 16:00, Татьяна Ратькина


Ода, а не реквием

Почему стоит отменить слияние Московского камерного театра с Большим и восстановить Михаила Кислярова

Камерный театр был тем храмом, в котором этот талант мог творить. Его постановки радовали меня и, как думается, вас, долгие годы.Но теперь, увы – есть подозрение, что ода Мельпомене, воспеваемая в Камерном, умолкнет. А на смену в её репертуар включат реквием. Потому как беда нависла над Камерным.

16.02.2018 19:00, Сергей Дягилев


С оттенком высшего значения

«Заповедник» в Студии театрального искусства

Главное впечатление от премьеры СТИ – недоумение: как могла ироничная двадцатистраничная повесть превратиться в тоскливый трехчасовой спектакль? Как легкость довлатовского «Заповедника» трансформировалась в основательность (= тяжеловесность) «Заповедника» Женовача? Несоответствие первоисточнику в современном театре не редкость. Но СТИ всегда отличалась трепетным отношением к литературным произведениям.

29.01.2018 16:00, Татьяна Ратькина






 

Новости

Эрмитаж запустил свою Академию — там можно бесплатно изучать искусство и историю
Государственный Эрмитаж запустил собственный образовательный онлайн-проект «Эрмитажная академия». Сейчас на сайте собрано более 100 бесплатных текстов и видео по истории и искусству.
Умер Георгий Данелия
В Москве в возрасте 88 лет умер кинорежиссер Георгий Данелия, сообщает «Новая газета» со ссылкой на его родных.
В культурном центре «ДОМ» пройдет фестиваль «Volkov ManiFEST»
В Москве с 16 по 18 апреля уже во второй раз пройдёт московский вариант фестиваля известного петербургского контрабасиста Владимира Волкова, многолетнего творческого партнёра Леонида Фёдорова, также занятого в массе джазовых, академических, театральных проектов.
Пианист Борис Березовский построит «Артгородок»
21 марта в московском театре Et Cetera состоится театрально-музыкальный вечер, в котором примут участие пианист Борис Березовский, художественный руководитель театра Александр Калягин, телеведущий Александр Гордон, актёр и поэт Владислав Маленко, рок-музыкант Стас Намин, Ансамбль древнерусской духовной музыки «Сирин» и фольклорный ансамбль старинной казачьей песни «Вольница».
Умер Владимир Этуш
Народный артист СССР скончался на 97-м году жизни.

 

 

Мнения

Сергей Васильев

«Так проходит мирская слава…»

О ситуации вокруг бывшего министра Михаила Абызова

Есть в этом что-то глобально несправедливое… Абызов считался высококлассным системным менеджером. Именно за его системные менеджерские навыки его дважды призывали на самые высокие должности.

Сергей Васильев, facebook.com

Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский

Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.