Подписаться на обновления
26 июняСреда

usd цб 62.5229

eur цб 71.2323

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Религия  Инфраструктура  Работа  Образ жизни  Школа  Прозрачное
образование
 
Государство  Армия  Проекты  Дискуссии  ЧП  Спорт  Вехи  Страна детей  Москва 2.0  Антиплагиат  Профессия  Рерихи 
  вторник, 22 июля 2014 года, 10:22

«Бизнес в расчете на государство – это не бизнес»


Леонид Ханукаев с женой, главой фонда "Страна детей" Яной Берсеневой
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Сеть детских лагерей отдыха «Страна детей» – один из примеров социально значимых проектов, которые пока реализуются частным бизнесом без прямой поддержки государства. Концептуальная инновация проекта – создание специализированной инфраструктуры и уникальной программы творческого развития ребенка, что должно радикально изменить взгляды общества на вопрос организации качественного досуга детей в дни школьных каникул. Несмотря на то что проект сталкивается с системными барьерами и потребовал значительных первоначальных инвестиций, его автор и соинвестор Леонид Ханукаев абсолютно уверен в коммерческом успехе дела. Будучи первопроходцем на еще только зарождающемся рынке услуг детского рекреационного отдыха, емкость которого, по экспертным оценкам, достигает 135 млрд руб., он будет недосягаем для конкурентов. О бизнес-логике социально значимых проектов, раскрывающих новые рынки, а также о своем особом взгляде на государственно-частное партнерство в России он рассказал в интервью ГЧП-журналу.

– В чем заключается бизнес-идея проекта «Страна детей»?
– Мы считаем, что в России с таким количеством школьников и современным уровнем развития общества рынок детских лагерей будет очень привлекателен для бизнеса. Сейчас ситуация просто критическая, если не сказать катастрофическая. Есть статистика, которая не стесняется никаких чиновников. Ситуация такова, что через 5-10 лет загородных лагерей просто не будет, а за 10 лет они будут разрушены окончательно. При этом школьников в России стало больше: сейчас 13,5 млн, а в 2016 году будет уже 16 млн школьников. Если стратегия нашего государства направлена на увеличение рождаемости, то детей будет еще больше.

Но за последние 20 лет вообще никто не строил детские лагеря – ну просто никто не строил, и все. И никто не планирует вкладывать $110 млн в один лагерь, как это делаем мы. На свой стартап мы уже инвестировали почти под 1 млрд руб., в мире этого никто не делает. Но мы сознательно на это идем, потому что понимаем, что мы открываем рынок – рынок инвестиций в себя.

Сейчас для любого человека в любой стране мира ребенок – это номер один. Не жена, не муж, не мама, не папа – а ребенок. В первобытном обществе, наверное, было не так, но сейчас это уже факт. Люди будут инвестировать в себя, и дети – это первостепенный приоритет. И даже если люди говорят, что они потратят деньги в первую очередь на еду или на что-то еще, это будет неправда. Сейчас тратят сначала все на детей, а потом на себя. Отношение к жизни меняется, и это будет нам открывать колоссальный рынок инвестиций в себя, где главным приоритетом будет семья – и в первую очередь дети.

– Вы сказали, что потратили на проект уже 1 млрд руб. Откуда они?
– Все очень просто: собственные деньги и долги. Боремся за ситуацию, держим оборону, в следующем году, надеюсь, откроемся. Но мы никуда не торопимся. Если еще год-два назад я спешил, хотел сделать все быстрее, то теперь я уже четко знаю, что проект случился и теперь я хочу реализовать его точно так, как я его задумал.

– И почему вы так уверены в успехе?
– Вера в проект основана на профессиональной экспертизе. Когда люди, создающие проект, являются профессионалами в своей области, то их невозможно переубедить, что что-то не так. Проще говоря, у нас есть бизнес-план, настоящий – не для государства, не для банка, а для себя. Этот бизнес-план показывает, что в современных условиях – без государства, без всякого дяди Васи,– это самодостаточный продукт, который будет востребован обществом.

Когда начинаешь изучать, что происходило с детским отдыхом в последние десятилетия, выясняется, что прям под носом угробили целую отрасль. Старые детские лагеря закрываются: ездить туда желания нет, да и организовать детям достойных отдых - не простая задача. Спрос на услугу растет, а коммерческий сегмент, состоящий, в основном, из небольших частных лагерей, не может закрыть дыру на рынке. Что привело к тому, что, вне зависимости от финансового состояния семьи, отправить ребенка в загородный лагерь просто некуда? Дневные учреждения, возникающие в летний период в пустующих муниципальных зданиях, не могут являться достойным аналогом. Пристроить ребенка в дневное время в городе - не равноценно нормальному отдыху.

Мы не хотим делать свой проект так, как хочет государство, как предлагает нам банк. Мы делаем его так, как написано в нашем бизнес-плане, потому что уверены в нем. Все части нашего проекта профессионально подготовлены, и только так это и будет осуществлено. Только так это и принесет выгоду.

Причем не только нам, а всем тем, кто за нами пойдет. Мы создаем проект там, где сейчас ничего нет, но благодаря этому раскрывается новый рынок. Мы открыты для того, чтобы за нами шли. Мы преодолеваем сложности, которые не придется проходить другим, мы готовы делиться своим опытом и технологиями, своей идеологией и корпоративной философией, инфраструктурными решениями.

– Но если это бизнес, следует ли делиться секретами с будущими конкурентами?
– Отсутствие конкурентов на начальном этапе дает очень серьезную силу с точки зрения возможностей. Надо двигаться за такими, пусть и сложными проектами, но они раскрывают целые рынки.

В тот момент, когда мы это придумали, мы в это сразу поверили и начали тратить свое время, ресурсы, деньги, свою личную жизнь. И проект, можно сказать, уже случился. Все его экономические показатели – все, что связано с возвратностью, с пониманием стоимости наших продуктов,– не связано с государством и государственной поддержкой. Мы создаем самостоятельную бизнес-единицу, которая будет открытием нового рынка лагерей.

Эта бизнес-единица должна открыться за частные деньги (собственные или кредитные, неважно), которые вернутся инвесторам.

– Откуда уверенность, что государство готово вас поддержать?
– У меня ноль уверенности – никакой. Более того, я вообще даже не думаю об этом. Меня не интересует партнерство с государством в прямых отношениях. Я не смотрю на государство как на источник благ. У нас никогда не было позиции, что государство нам что-то должно. Когда мы открывали свой проект, мы никак не были связаны с государством.

Мы хотим строить и реализовывать свои проекты в диалоге с государством. Мы считаем, что есть важные проекты, которые открывают целые отрасли, идут даже некоторым образом против рынка, входят в сложные позиции, за которые еще никто не берется из-за груза ответственности. Но если они идут в ногу с интересами общества, то государство вполне могло бы их поддержать.

Наша задача – открыть этот рынок. Показать и государству, и бизнесу, что это правильно. Нам это поможет только тем, что мы просто быстрее реализуем свой проект, но ничего другого. Но для рынка это будет еще лучше: на нашем примере люди увидят, как работают те или иные механизмы, которые нужно будет только подточить под еще большую эффективность.

– А сейчас разве нет таких механизмов?
– Сейчас механизмы под бизнес не подстроены, а мы под существующие механизмы подстраиваться не хотим. Мы самостоятельные, и нам некогда. В основе нашего проекта лежит наша профессиональная экспертиза, благодаря которой мы добьемся результата сами. Мы просто движемся, но при этом способны предложить инвесторам, банкам и государству работающую модель.

– Вы как-то доводите эти мысли до государства? Оно вообще готово вас слышать?
– Да, например, мы пришли со своими идеями в Агентство стратегических инициатив (АСИ), куда мы передали разработанные нами меры федеральной поддержки детского отдыха в России. По крайней мере эта тема уже поставлена, наши программы приняты к рассмотрению, разработана «дорожная карта». Наш проект одобрен как системный, и это уже нам очень помогло. Но я не государство, я не готов за государство делать какую-то работу. Я могу только показать, как это работает, и что-то порекомендовать.

Мы понимали, что должны будем финансироваться через банки. Внутри компании была стопроцентная уверенность, что заполняемость лагерей обеспечит рентабельность. Все профессионалы, принимавшие участие в обсуждении каких-либо концепций, разделяли нашу уверенность. Но мы решили быть честными в маркетинге и провести глубокое исследование, которое разбили на три этапа, а еще одно исследование сделали своими силами. Наши менеджеры изучили опыт 100 лагерей и получили такие данные, которые согласовались с результатами заказанных работ. Это укрепило уверенность в проекте.

Окончательно механизмы возможной государственной поддержки мы сформулируем в момент открытия первого лагеря. Тогда мы перейдем этот барьер доверия. Это будет реализованный проект, в котором будут отражены все основные идеи современного общества. И затем мы хотели бы у общества спросить: наш проект нужен? Мы не ошиблись? Если мамы и папы поверят нас, купят за эти деньги наш продукт, убедятся, что мы правильные люди и думаем о качестве, о безопасности и подлинном развитии ребенка, то они доверят нам своих детей и проголосуют за наш проект собственными деньгами. А мы, в свою очередь, поймем, что такой запрос от общества есть.

Для нас общество – это родители, это благотворительные фонды, институты, корпорации – все, кто готов инвестировать в своих детей и получать качественный продукт. Именно в этот момент, когда мы получим общественную поддержку, тогда мы сможем чего-то ждать от государства. Но государство будет последним звеном в нашем проекте, а отнюдь не его основой.

– Какие основные барьеры на пути вашего проекта, которые прямо зависят от государства?
– Барьеры все банальные – не хватает длинных денег, есть проблемы подключения к инфраструктуре, это все известно. Но в конечном итоге мы должны придти к социальному заказу. Говоря по-русски – это предоплата. Если общество и государство готовы к тому, чтобы дети в нашей стране получали качественный продукт, то может быть сформирован государственный заказ. Это серьезные изменения, которые будут касаться родителей, школ, институтов и так далее. Наша главная задача – доказать обществу, что мы не украдем их деньги, а создадим действительно качественный сервис и выполним все свои обещания.

– В какой господдержке нуждается рынок детского отдыха в целом?
– Мы считаем, что по детскому отдыху должна быть объявлена свободная экономическая зона по всей стране. Все проекты, которые связаны с рекреационным бизнесом и отдыхом детей, располагаются в исторических и заповедных природных местах. А это – развитие территорий России, что также очень выгодно государству. Нужно просто обнулить налоги, это очень повысит статус инвесторов в этой сфере: это должен быть честный и красивый бизнес, в котором нельзя воровать или обманывать, ведь это все равно, что воровать у ребенка.

Это очень простое решение: кто инвестирует в детей – не платит налогов, а государство на это не дает не рубля. Государство и так никаких налогов с этой деятельности никогда не получало, получать не будет и пусть будет радо, что денег за это не берут.

– Сейчас принимается новое законодательство о ГЧП, в котором будут доступны новые схемы сотрудничества бизнеса и власти. Это облегчит жизнь вашему проекту?
– Мне не нравится, когда ГЧП формируется схемами, это все уже не работает. Если бизнес сам не покажет, как это работает без государства, то никакой закон не спасет. Есть, конечно, проекты, которые нуждаются в подъездной дороге, автобусной остановке и тому подобном, но если хорошо продумать проект, то может оказаться, что и инфраструктура даже не нужна. Должна быть построенная модель, где с государством договариваются: я вкладываю свои деньги, но государство при этом повышает мои шансы их возвратить.

Я убежден: не должен инвестор бегать за чиновниками и вымаливать какую-то помощь. Бизнес не должен подстраиваться под придуманные государством схемы. Он и не будет подстраиваться. Бизнес в расчете на государство – это вообще не бизнес. Не нужно подстраиваться, быть бесхребетным, ползать перед государством. Если взглянуть на пять лет вперед, то ты увидишь, что быстрее сделаешь все сам без всякой помощи кого-то извне.

– Что вы как бизнесмен можете посоветовать чиновникам?
– Чиновники должны подходить к делу по-менеджерски. Они должны просыпаться утром и думать, где найти таких, как я, кто им сделает тот или иной важный проект.

Мы любим и уважаем чиновников, мы сочувствуем сложностям их работы и понимаем, как все устроено. Тем людям, которые нас замечают, мы готовы помогать. Время пришло, чтобы и чиновники сами уже посмотрели вокруг и выбирали, с кем им лучше идти на партнерство.

А пока в большинстве случаев они ждут, пока к ним придут коммерсанты. Впрочем, коммерческие структуры и сами все больше хотят подстроиться под государство, чтобы что-то на этом выгадать. Я это называю черное поле. Каждому нужно из этого черного поля выходить. Если все это поймут, то жизнь каждого станет богаче и лучше.

Беседовал Денис Попов




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Как поздний капитализм меняет детство

И почему труд детей в интернете может стать новым витком детской эмансипации

В конце XIX — начале XX века детство окончательно оформилось как институт, исключив детей из системы труда. Сегодня из-за развития интернета дети и подростки стали производить огромные потоки развлекательного контента. Значит ли это, что формируется новый рабочий класс — и что концепция детства будет пересмотрена?

08.02.2019 13:00, Наталья Зайцева, knife.media


Терапия игрой в снежки

Почему нашим детям нужно немного свободы

Диковинные приспособления для лепки снежков, хитроумные салазки для спуска со снежных дворовых горок — в мире современных детей осталось так мало места для обычных зимних дворовых забав. Психолог Екатерина Мурашова — о том, как важно иногда просто поиграть в снежки.

27.01.2019 13:00, Екатерина Мурашова для журнала «Сноб»


Проверка связи

Почему дети не хотят с вами говорить

Многие дети не раскрываются перед родителями, не разговаривают с ними о том, что их беспокоит, и о том, что происходит в их жизни. В результате мамы и папы не знают, чем живут их сыновья и дочки, пытаются исправить ситуацию, но конфликт усугубляется… Как вернуть доверие и близость? На этот вопрос отвечает детский психотерапевт Эрин Леонард.

26.01.2019 09:00, Эрин Леонард, womo.ua


«Такие дети – это крест, но нести его возможно»

О ребёнке с отставанием в развитии

К счастью, сейчас мы часто читаем мотивационные рассказы людей, которые растят детей с отставанием в развитии и по-прежнему имеют личную жизнь. Они стараются воспринимать ребёнка как обычного, привыкают жить немного не так, как остальные семьи, и радуются своему чаду. Но что делать, если сохранять оптимизм не получается, а жить становится всё труднее? Спрашивают и отвечают родители.

27.02.2018 09:00, Елена Есаулова для neinvalid.ru


«Мама, а сколько я стою?»

Как и зачем родители зарабатывают на детях в YouTube

Однажды я прочитала новость о шестилетнем американце, который заработал на видеороликах 11 миллионов долларов. Взглянув на свою двухлетнюю дочь, которая оживлённо разыгрывала с куклами «Репку», я начала прикидывать в уме, как мы построим на эти 11 миллионов дом, расширим участок и купим новую машину. Даже если заработок будет в рублях.

10.02.2018 13:00, Анастасия Миронова для mel.fm


«Приемный ребенок разрушил мою семью»

Три истории о детдомовцах-отказниках

В 2016 году в российских приемных семьях воспитывалось более 148 тысяч детей. По статистике, более 5000 воспитанников ежегодно возвращаются в детдома. Отказавшиеся от приемных детей женщины рассказали «Снобу» о проблемах с психикой, манипуляциях и равнодушии их воспитанников.

18.12.2017 13:00, Анна Алексеева для «Сноба»


«Какие они, даунята?»

Пятеро одинаково любимых детей

Нашей Маше два месяца. Я даже не знаю, «всего два» или «целых два». Оглядываясь назад, я понимаю, сколько всего произошло за это короткое время. Какой огромный путь нам пришлось пройти и насколько он был для нас неожиданным. От чувства, что мир рухнул, до осознания, что жизнь прекрасна, даже если она разная. От слез, страха, злости и нежелания принять — до нежности, от которой щемит в груди, и любви, от которой кружится голова. От отчаяния и ропота до благодарности Богу за то, что, посылая испытания, Он посылает и утешения — людей, события, радость…

16.12.2017 19:00, Елена Кучеренко для Matrony.ru


Двоечники и дворники

Дайте детям 15 современных установок на будущее

«Поступай в университет, а то станешь дворником!» Мы слышали это миллион раз от наших родителей и повторяем это нашим детям. А между тем, в современном мире диплом — не непременный залог успеха, а одна профессия — не ресурс. Мы хотели бы уберечь наших детей от провалов и разочарований, но они будут. В таком случае стоит дать им обновленные установки на будущее.

04.12.2017 09:00, Womo.ua


«Надеюсь только на себя»

О жизни после детского дома

В России полмиллиона сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Если верить Диккенсу и Голливуду, у сироты все обязательно сложится хорошо. В реальности проблемы с социализацией могут быть неразрешимы. Бывшие детдомовцы рассказали «Снобу» о голодном детстве, трудной юности и обидах, которые остаются на всю жизнь.

27.11.2017 13:00, Анна Алексеева для журнала «Сноб»


Кризис нипочем

Новые возможности развития российской экономики

Куда вкладывать деньги, чтобы не пожалеть: об образовании, музеях нового времени, «коде нищеты» и «Стране детей» Леонида Ханукаева.

02.04.2015 09:30, Александр Балакин






 
<font size=2>Страна детей</font>

 

 

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.