Подписаться на обновления
24 июняПонедельник

usd цб 63.1295

eur цб 71.3490

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Печать  ТВ и радио  Новые медиа  Медиабизнес  Стартапы  Кризис в СМИ  Информационное право  Facebook  Живой Журнал  Экономика знания  ВКонтакте  Общественное достояние  Ноосфера 
Антон Ключкин   среда, 7 августа 2013 года, 11:35

Бессилие в конце туннеля
Россия оказалась выключена из дискуссии о будущем онлайн-образования


Фото: Eric Oskey/ flickr.com
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Размещенные в открытом доступе в Сети бесплатные учебные курсы (MOOC — Massive Open Online Courses) стали одной из основных тем мирового образовательного дискурса. Дискуссии относительно того, являются ли МООС временным явлением, продолжаются, но интерес российских участников образовательного рынка к опыту коллег остается невысоким, а наработки российских инноваторов от образования в лучшем случае вызывают сочувствие.

1.

В США перегретый рынок предложения образовательного контента развивается пугающими темпами. Первые действительно успешные МООС появились в последние два года, но уже сегодня ряд общепризнанных лидеров в этой отрасли задает единые международные стандарты для создания успешных МООС, хотя процесс осознания вновь открывшихся возможностей онлайн-обучения, можно сказать, еще только начался. Например, компания Coursera, предлагающая курсы от лучших университетов мира, разработала специальную технологию для борьбы со списыванием, которая позволяет удостоверить личность студента с помощью веб-камеры и замера его ритма набора текста на клавиатуре.

Избыточное внимание к MOOC, в том числе в дискуссии, которая не прекращается в американской прессе вот уже два года, вполне объяснимо. Хорошее образование в США стоит дорого, а открытые курсы позволяют не только получать знания бесплатно, но еще и обучаться у лучших преподавателей мира. Сейчас MOOC все еще бесконечно далеки от того, чтобы стать полноценной заменой вузу, поскольку страдают от отсутствия комплексного подхода к обучению студентов. Но по крайней мере часть очевидных проблем, которые рано или поздно встают перед каждым, кто сталкивается с MOOC, преодолима уже сейчас при наличии у студента соответствующей мотивации. Провайдеры MOOC позволяют стать студентом своих курсов каждому, кого интересует самообразование. И те 10 процентов учащихся, кто действительно способен самостоятельно завершить образовательный процесс, справляются с этим вполне успешно. У остальных же на пути к сертификату об окончании курса возникают различные препятствия, такие как отсутствие соответствующего багажа знаний, позволяющего понять, о чем вообще говорится в курсе, на который подписался студент.

2.

Адвокаты MOOC спешат объявить революцию в образовании свершившейся, однако изменения, причиной которых стали MOOC, будут влиять на образовательные практики куда медленнее, чем этого хотелось бы. Хоронить традиционное образование еще слишком рано: изменения, связанные с внедрением MOOC, произойдут в нем, по разным оценкам, в лучшем случае лет через 10-15. Именно поэтому критики рассматривают МООС как информационный пузырь, не соглашаясь с тем, что на МООС уже сейчас надо смотреть как на триггер революционных изменений в образовательном процессе. Они не отрицают необходимости всячески рекламировать онлайн-обучение, но напоминают, что образование в классической его форме было и остается важнейшим условием социализации.

Чтобы двигать науку вперед, чтобы освоить ремесло, получить современную профессию нужно готовить специалистов на современном уровне. Объем знаний, который должен впитать человек, чтобы стать профессионалом, огромен. Нужны новые методики приобщения к знаниям, новые методы контроля знаний, новое образование, иначе постигнуть необходимую массу сведений не удастся. В школе нужно преподавать базовый курс, одинаковый для всех, чтобы все могли сдать единый экзамен. За пределами базового курса выбор учебной программы должны определять учителя. Пусть учителя на свое усмотрение выбирают разделы дисциплины, не вошедшие в базовый курс. Если все необходимые, по мнению министерства, сведения «вогнать» в базу, замученные школьники никогда не почувствуют интереса к учебе. Конечно, для такого преподавания нужен корпус школьных учителей новой формации, имеющих высокое положение в обществе. Это можно сделать, ведь так было: вон, учитель Ардальон Передонов в «Мелком бесе» Федора Сологуба носил чин статского советника!

Действительно, до тех пор пока образование является лифтом, позволяющим подняться в элиту общества, традиционным университетам ничего не грозит, ведь МООС по определению не могут считаться элитарными. Всякий может прослушать курсы, входящие в MBA, в интернете, но более четкий сигнал о соответствии кандидата вакансии рынок получит от соискателя, который закончил саму программу MBA. Наконец, сложно себе представить, что в ближайшее время можно будет дистанционно выучиться, например, на хирурга, а потому подобные профессии будут все больше обосабливаться.

Такая логика предполагает, что появление МООС сделает элитное образование еще более элитным. Однако для тех, кто хочет учиться, МООС вполне могут стать важнейшим и давно ожидаемым проводником в мир высококачественного образования, недоступного прежде. И поэтому можно ожидать, что МООС будут развиваться и дальше — с одной стороны, обогащая уже опробованные технологии обучения доступом к традиционным образовательным институтам (скажем, библиотекам), а с другой стороны, вырабатывая новаторские идеи. И в какой-то момент, если развитие технологий онлайн-образования не угаснет, рынкам труда, капитала и образования придется пересмотреть установившиеся взгляды на систему образования в мире.

Со стороны МООС могут показаться вестниками хаоса в традиционном образовательном мире, но это лишь видимость. Если за качество курса голосуют сами студенты, включая не самые полезные механизмы создания «звезд» от образования, то систематизация и выработка стандартов происходит сама по себе. Речь, прежде всего, идет о таких общепринятых вещах, как деление авторами МООС своих курсов на мини-лекции. Аналогичным образом сложились и два стандарта лекций: один вариант — когда лектора снимает камера и студент знает своего преподавателя в лицо, и второй, сторонники которого отдают предпочтение закадровому голосу.

Само создание MOOC приносит выгоду участникам, занятым в производстве образовательного контента. В конце концов, для того чтобы создать пользующийся популярностью МООС, его авторам сперва необходимо уяснить, как именно учатся их студенты. Одно дело — читать курс в университете, где его слушает в лучшем случае тысяча студентов год, и совсем другое — обучать 100 тысяч человек из 100 стран мира. В этом случае даже примеры, которые приводят преподаватели, должны быть тщательно пересмотрены, ведь то, что уместно в Польше, может показаться дикостью студенту из Пакистана. Результатом становится двусторонний процесс обучения и недоступная ранее возможность получить сколь угодно большой объем обратной связи, влияющей на улучшение образовательной практики. Студентам же МООС позволяют трансформировать процесс обучения в конструктор и добирать те знания, которые им необходимы, одновременно корректируя стоимость обучения.

3.

На данный момент совершенно не очевидно, как распорядятся появившимися возможностями сами университеты. Они могут как использовать MOOC для того, чтобы улучшить качество обучения, так и сознательно проигнорировать новые технологии, поддерживая давным-давно оформившийся подход. Но интерес к инновационным наработкам настолько велик, что позиция тех, кто выступает наблюдателем в революционизирующем образование процессе, с каждым днем становится все более уязвимой. Дело в том, что далеко не все MOOC создаются при участии университетов — энтузиасты, увлеченные образованием, играют здесь далеко не последнюю роль.


Сервис Udacity, к примеру, хотя и сотрудничает с отдельными преподавателями, все же стоит особняком, предлагая студентам самостоятельно изучать размещенные на сайте курсы по математике, физике, психологии и в особенности курсы раздела computer science. И хотя сейчас создатели Udacity исследуют возможности сотрудничества с традиционными вузами и даже заявили о создании полноценной магистерской программы по computer science, они прежде всего заняты созданием альтернативной образовательной площадки для всех, кто желает обучаться самостоятельно. Далеко не все курсы, впрочем, выстроены идеально, поэтому студенту придется добирать знания на сторонних площадках.

Но курсы Udacity даже в том виде, в котором они существуют сегодня, представляют собой реальную альтернативу для тех, кто хочет получить практические навыки в программировании, но не может посещать специальные курсы или учиться в университете. Другое дело, что современные МООС слишком слабо увязаны с рынком труда, который пока предпочитает традиционные маркеры, указывающие на качество специалиста, а на новомодные тенденции реагирует крайне слабо.

4.

Сеть все громче заявляет о себе как о второй альма-матер для любого ориентированного на обучение студента. И удивительно, что российские вузы пытаются держаться в стороне от дебатов на эту тему, не говоря уже о попытке встроиться в процесс. В итоге ситуация с доступными знаниями в России выглядит, грубо говоря, следующим образом. Если завтра во всем мире исчезнут школы и вузы, а российские парламентарии ограничат доступ в интернет кириллическим сегментом Сети, то Россия, в отличие от тех же США, прямиком отправится в каменный век образования: отдельные крупицы информации в Рунете найти еще возможно, но составить из них сколько-нибудь полноценную учебную схему будет крайне затруднительно.


Собственного опыта по организации чего-то, хотя бы отдаленно напоминающего MOOC, российские вузы, ключевые игроки мирового рынка образования, не накопили. Лишь Санкт-Петербургский государственный университет заявил о том, что ведет переговоры с Coursera о размещении собственных курсов, в том числе русскоязычных. Но до сих пор неизвестно, чем завершились эти переговоры. Не спешит договариваться с иностранцами и МГУ. В 2012 году представители МГУ заявляли, что ведут активную переписку с администрацией Coursera по условиям участия университета в проекте, в первую очередь по согласованию возможности размещения в рамках проекта курсов на русском языке, а в феврале 2013 года даже сообщили, что переговоры завершились и договор с Coursera «на 25 листах находится на согласовании в Юридическом управлении МГУ». Несложно догадаться, что с тех пор никакими онлайн-курсами МГУ так и не разродился.

Российская система образования, «выключенная» из мировой образовательной повестки, продолжает (за исключением некоторых вузов) вариться в собственном соку, поэтому ее представителей неясные, с их точки зрения, последствия появления МООС не слишком-то и волнуют. А даже если и волнуют, то обсуждение перспектив развития онлайн-образования происходит за закрытыми дверями, а не публично. Сегодня вузы, образующие вершину российского образования, настолько обособились, что конкурировать им попросту не с кем, а конкурировать за иностранного студента еще и незачем. Между тем именно опасения навсегда отстать в борьбе за первые места на глобальном рынке образовательных услуг и спровоцировали в свое время активное участие иностранных вузов в гонке.

Российские вузы куда больше обеспокоены действиями Минобрнауки и правительства, реформирующих РАН, нежели модным увлечением своих зарубежных коллег. Насколько правильна подобная позиция, неясно, но очевидно, что в ближайшее время россиянину, который хотел бы продолжать самообразование, следует прежде всего выучить английский язык, так как выучиться чему-то на русском будет затруднительно.

Скриншот lektorium.tv

Отсутствие конкуренции и маломальских стимулов естественно приводит к отсутствию достойного результата. Российские вузы могли бы накапливать символический капитал через создание свободных курсов хотя бы из целей самопиара, но и в этом они не испытывают нужды. И хотя на российских кафедрах трудится немало тех, чьи наработки были бы интересны миллионам студентов по всему миру, отсутствие административной и финансовой поддержки закрывает для них возможность побороться за внимание международного потребителя образовательного контента. Впрочем, и у частного сектора в России дела обстоят немногим лучше. Отдельные его представители либо воспроизводят такие проекты, как TED, либо организуют курсы с целью заработка на профессионалах, копируя аналогичные зарубежные проекты.

То, как сейчас учат и для чего учат, во многом направлено на благо индустриальной экономики, которой больше не существует. Людей буквально заставляют идти по заданной схеме, чтобы найти именно ту работу, на которую они нацелились. И такая модель явно не подходит креативному, постоянно меняющемуся миру, в котором мы живем. Людям наскучивает рутина формального образования. Но когда они обращаются не к бездушной махине университетов, а к учителям, которые их вдохновляют, их мозг словно просыпается, им становится все интересно, им хочется узнать больше. Одной из главных задач TED мы считаем создание платформы, сцены, с которой самые лучшие, самые страстные учителя могут выступить перед огромной аудиторией.

В России мало кто ставит своей целью обучать миллионы. Еще меньше людей понимают важность открытого образования. Образование в стране остается делом прежде всего государства, присвоившего себе монополию на знание как в медийной сфере, так и в образовательной, а уже сильно потом — делом частного сектора. Не идут на пользу делу и нежелание российского частного и благотворительного сектора вкладывать деньги в образовательную сферу, и неумение новаторов доступно рассказать о своей цели тому, кто может предоставить финансирование.

Скриншот interneturok.ru

При этом нельзя сказать, что Россия напрочь обделена проектами в сфере онлайн-образования. Развивается, к примеру, проект interneturok.ru, который предоставляет пользователям доступ к тысячам бесплатных видеозаписей школьных уроков. Еще один известный проект запущен при поддержке Росмолодежи — это медиатека «Лекториум», где вузы и отдельные лектории публикуют видеовыступления своих лучших лекторов. В конце концов, существует бесплатное дистанционное обучение в Национальном открытом университете «ИНТУИТ», бесплатные курсы по программированию, бесплатные банки лекций, бесплатный, перспективный, но пока недоразвитый клон платформы Udacity — Hexlet. Есть даже платный университет Eduson.tv, ориентированный на бизнес-образование. Но, к сожалению, все эти проекты с трудом можно назвать популярными даже в российском масштабе, не говоря уже об их значимости для международного рынка. Кроме того, большая часть из них выстроена по традиционной для российского образования методике, а новации заключаются лишь в том, что данные материалы выложены в Сеть.

Даже поверхностное знакомство с российским рынком образовательных программ в Сети позволяет предположить, что россияне, понимающие важность формирования открытого банка знаний, являются то ли последними снобами, то ли технологическими профанами. Доступность и структурированность материала для студента, который берется изучать что-либо «с нуля», ниже всякой критики: в лучшем случае вы получите сложнейший курс, нацеленный на состоявшегося профессионала, в худшем — беспорядочный набор образовательных видео, которые никто не потрудился структурировать. Наконец, судя по визуальному оформлению подобных проектов, можно заключить, что части авторов в целом совершенно неважно, сможет ли кто-нибудь в реальности воспользоваться их наработками.

Источник: lenta.ru




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Не сразу строится

История проекта «Ноосфера» и глобальные перспективы открытого доступа

Ассоциация интернет-издателей была создана в 2010 году объединением единомышленников, которые считали важным обеспечить русскоязычным пользователям доступ к культуре и знаниям. Ключевыми направлениями работы стали поддержка в России открытых лицензий Creative Commons и привлечение внимания к вопросам общественного достояния и сохранения культурного наследия. Опыт и результаты исследований привели к «Ноосфере» — проекту, вобравшему в себя все теоретические наработки в области авторского права и новомедийных практик.

31.05.2019 21:50


Библиотека по-новому

Современное учреждение культуры — это не только книги, но и мероприятия

Алексей Емельянов, директор Костромской областной универсальной научной библиотеки, рассказал «Частному корреспонденту» о важности цифровизации и модернизации библиотек.

31.05.2019 16:00, Татьяна Струкова



Открытый – значит, нужный

О музеях и библиотеках, открывших доступ к своим архивам для широкой общественности

Все больше организаций культуры предоставляют пользователям возможность безвозмездно использовать материалы своих архивов и экспозиций. Политика открытости помогает музеям и библиотекам интегрироваться в цифровое общество и привлекать новых пользователей. Видимость коллекций при таком раскладе только растет, как и известность организаций культуры.

30.05.2019 16:37


«Главная цель библиотеки — продвижение книг и чтения»

О развитии современных библиотек и оцифровке библиотечных архивов

Заместитель директора по внедрению новых информационных технологий Магаданской областной универсальной научной библиотеки им. А. С. Пушкина Николай Бабиченко рассказал «Частному корреспонденту» о сложностях оцифровки произведений, защищённых авторским правом, и о важности присутствия библиотеки в медиа-пространстве.

28.05.2019 16:00, Татьяна Струкова


Исходный код

Как работают сервисы открытого доступа?

Сегодня стала очевидной потребность в открытости не только в области результатов деятельности исследователей и разработчиков, но и в области исходных данных. «Частный корреспондент» рассказывает о десяти успешных сервисах открытого доступа и о моделях их монетизации.

27.05.2019 16:00


«Библиотека должна использовать любые площадки, которые могут повысить эффективность её деятельности»

Какой должна быть современная библиотека

Заместитель директора по библиотечной работе Ставропольской краевой универсальной научной библиотеки им. М. Ю. Лермонтова Татьяна Москвитина считает, что современная библиотека должна быть удобной, мультиплатформенной и доступной любому пользователю вне зависимости от его географического положения. Но для достижения этого библиотекам еще многому предстоит научиться.

26.05.2019 16:00, Татьяна Струкова


Оцифровка культуры

Как работают национальные проекты по оцифровке культурного наследия в России и за рубежом

С начала года в России должна была развернуться обширная работа государственных структур по цифровизации культурной среды. В планах развития до 2024 года — строительство новых центров культуры, виртуальных концертных залов, улучшение качества культурной среды, проведение фестивалей детского творчества и многое другое.

25.05.2019 16:00, Татьяна Струкова


«Государство должно вывести учреждения культуры из сферы услуг»

О важности библиотек как культурно-просветительских учреждений и их трансформации в современном мире

«Частный корреспондент» поговорил с директором МБУК Иркутская «Централизованная библиотечная система», заслуженным работником культуры РФ Натальей Кустовой и узнал, каким будет будущее библиотечного дела и как на него повлияют государственные реформы.

24.05.2019 14:15, Татьяна Струкова


Надежный доступ

О функциях библиотек в современном обществе и представлении об идеальной электронной библиотеке

Куратор проекта электронной библиотеки, заведующий сектором Центральной городской публичной библиотеки имени В. В. Маяковского Иван Прозоров считает, что библиотека остается идейно прежней и в электронную эпоху. Присутствие в интернете — прямое продолжение «вечных задач» любой библиотеки: создания фонда документов и обеспечения доступа к информации.

15.05.2019 19:00, Татьяна Струкова






 

 

 

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.