Подписаться на обновления
24 ноябряПятница

usd цб 58.4622

eur цб 69.1783

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденцияПрозрачное
образование
Худлит  Острый сюжет  Фантастика  Женский роман  Классика  Нон-фикшн  Поэзия  Иностранные книги  Обзоры рейтингов 
Сергей Лёвин   пятница, 2 октября 2015 года, 16:33

Алексей А. Шепелёв: О новом романе "Москва-bad" и будущем литературы


   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог





В сентябре 2015 года в Анапе прошли две презентации нового романа "Москва-bad. Записки столичного дауншифтера" Алексея А. Шепелева. Предлагаем вниманию читателя беседу, в которой писатель рассказал о новой книге, плюсах и минусах системы print-on-demand, православной литературе и телевизионном дебилизме, а также выяснила, какой город – good, если Москва – bad.

– Алексей, недавно вышедший роман "Москва-bad" довольно сильно отличается от твоих предыдущих книг. С одной стороны, сохранилась изначально свойственная твоей прозе исповедальная интонация рассказчика, который предельно откровенен с читателем, этакая душа навыворот. С другой, практически полностью ушел трэш, наполняющий тот же "Maxximum Exxtremum" или недавнюю "Настоящую любовь". С чем связана такая перемена стиля?
– Эту книгу я уже, наверное, писал с прицелом на более широкую аудиторию, без эротики и грубой лексики, чтоб можно было дать кому угодно почитать – хоть родителям порекомендовать. Москва ведь одна на всех. Думаю, про нее будет интересно почитать и тем, кто в ней живет (сравнить и оценить), и тем, кто туда ездит "на вахту" или редко бывает, но уже "кое-что странное" замечает. А тем более тем, кто видит столицу лишь в зеркале СМИ, подчас кривом. Пресловутый экстрим здесь в самой теме, вполне злободневной, а драйв, я надеюсь, в самом стиле…

Кроме того, появление многих моих произведений в печати отстает от их создания на годы, иногда лет почти на 10, а то и 20. Эволюция автора, меж тем, идет… Определенным переломом стал роман "Снюсть, Анютинка и алкосвятые", с ним я мучился с 2008-го по 2014-й, теперь вот собираюсь сделать еще одну редакцию…

– Книга очерков о современной Москве, фактически non-fiction – явление для современной литературы нестандартное. Сейчас все больше издаются детективы или женские романы, которые еще более-менее расходятся по книжным магазинам. Нашла книга своего читателя? Тема-то весьма интересная, острая…
– Остросоциальностью и злободневщиной я никогда не увлекался и от политики держусь в стороне. Но про Москву написать, что называется, сама жизнь подсказала и заставила. Как говорили раньше: "Не могу молчать!". Выбор жанра очерка определил сам материал.

На самом деле, к очерку ближе только первая часть, да и то условно, четких жанровых границ и определений тут нет. Нон-фикшн – "не-придуманное", и я не придумывал. И краски не сгущал. Но все же мой писательский анализ ближе к антропологическому, а по форме это, наверное, все же ближе к роману. От видения романиста не уйти, а такое видение ("через себя" – "эгореализм") субъективно. Впрочем, как и у каждого человека…

Кто-то прочел и написал мне: "Нет там такого вообще, вранье!". Но эти люди ближе к среднему классу, а мне посчастливилось (или "посчастливилось") взглянуть от подножия социальной пирамиды. Я пишу не про бомжей, как, например, Михаил Веллер в своей новой книжке, а чуть повыше – спальные районы, пятиэтажки, дворики, соседи, метро, рынки, магазины, парки отдыха, устройство на работу, гастарбайтеры на лавочках…

В литературном мире книга, честно говоря, трудно идет – наверное, потому, что в этих кругах другой социальный слой превалирует. Но я получил немало писем от читателей, и лейтмотив я в них, скажу без ложной скромности, один: "Ни на что не похоже!". И для меня это высшая читательская похвала, хотя совсем не гласная и не материальная. Человек сам нашел, прочитал, никто его не заставлял, он даже пишет автору, и у него нет слов.

– Роман выпущен по системе print-on-demand, при которой заказываешь книгу, и специально для тебя печатают необходимое количество экземпляров. Как считаешь, есть ли будущее у такой новой и не слишком удобной книгоиздательской схемы?
– Будущее есть, но в настоящем имеются сложности. Книга, надо отдать должное, имеет очень широкое распространение. Как в ведущих интернет-магазинах "Озон" и "ЛитРес", так и в десятках других. Осуществлен также беспрецедентный прорыв русскоязычной литературы на международный мегамаркет Amazon.com. Но в многотысячном потоке творений "независимых авторов" (в основном, откровенно графоманских) значительные и интересные вещи просто теряются. Ведь это не классическое издательство, тут нет никакой рубрикации и иерархии, нет рекламы, критики про такие книжки не пишут. Я вот сам опубликовал несколько отрывков из "Москва-bad" на разных литературных площадках, не отказываюсь от интервью, вышли рецензии, но это лишь капля в море.

Беспрецедентно и то, что компания Ridero, позиционирующая себя как чисто техническая платформа, выдвинула роман "Москва-bad" на премию "НОС".

– Тема православия становится доминирующей во второй части романа, где описывается работа героя в соборе Василия Блаженного. И здесь уже без фирменной шепелевской язвительности, все серьезно. Читали ли книгу или хотя бы эту ее часть представители РПЦ? И если да, какие были отзывы?
– Дело в том, что существует две литературы: православная и светская, обычная. Я имею в виду не жития святых, творения отцов Церкви и т.п., а литературу художественную, публицистическую, просветительскую, философско-психологическую. Что интересно (и даже как-то невероятно), два этих мира практически никак не пересекаются. Православная литература практически полностью игнорируется светской литературой, ее публикой, обслуживающими ее СМИ и критиками. При этом тиражи у православных издательств, как правило, на порядок больше, чем у обычных.

Я обратился в крупное православное издательство, там книгу о Москве похвалили, но издать все же не решились – у них тоже свой "формат". Причем и от этих издателей, и от других я не раз слышал: нам нужна талантливая, качественная проза, поднадоели уже воспоминания и прочие зарисовки батюшек и матушек!

Моя книга необычна: я старался написать ее не по лекалам православной прозы, а по вдохновению, своему опыту и здравому смыслу. Как бы создать с нуля некую новую православную прозу, понятную и не противную как верующим, так и светским людям.

Какие-то попытки на этой ниве уже сделаны, и, судя по известности авторов и их тиражам, вполне успешные. Это, прежде всего, Тихон Шевкунов; возможно, "Лавр" Евгения Водолазкина и "Свечка" недавно умершего Валерия Золотухи. Но у меня все же несколько иное. Парадокс еще и в том, что так называемые светские издательства не особенно жалуют православие, если оно опять же не упаковано в супер-узкий формат какой-нибудь их специально выделенной серии, как бы огороженной в некое гетто.

Вообще, странное отношение к православию бытует в нашей, если по-старому ее назвать, интеллигенции. В той ее части, что "вечно хочет добра и всем недовольна", именующей себя либеральной, продвинутой, в-меру-оппозиционной. Как будто церковь – это некое административное заведение, филиал государства по своей сути… И тут начинаются всяческие инсинуации. То фильм "Левиафан" у них антиклерикальный, то бедным девчушкам "Pussy Riot" затыкают рот мракобесием и наступлением на свободу слова. То какие-то левые, сбрендившие "активисты", разбивающие фигурки скульптора Сидура, принимаются за посланников православия (хотя их никто не уполномочивал), опять же наступающих на пресловутую свободу слова. Надо ли говорить, что все эти надуманные медиа-скандалы, как и реальные недостатки в деятельности Церкви и ее служителей, не имеют никакого отношения к подлинной природе православия – мистической, внеземной.

В конце XIX века пошла мода высмеивать веру и духовенство (коль Бога нет, почему бы и нет?), и это явилось чуть не главным подспорьем для революции, гражданской войны и всего последующего. С другой стороны, сама церковь – прежде всего, в лице известных церковных писателей и современных публицистов – ведет борьбу с обрядоверием. Чисто формальная сторона подменяет собой главные вещи, такие, как вера в Христа и соблюдение Его заповедей. Я бы, конечно, хотел, чтобы православные читатели прочли мою книгу и дали свою оценку.

– Алексей, ты известен не только как писатель, но и как один из отцов-основателей группы "Общество Зрелища". Она прекратила свое существование в 2014 году на пике своей карьеры: вы стали лауреатами премии "Нонконформизм"; выпустили CD, хорошо встреченный в рок-прессе; выступили в столице и в Тамбове, ваша музыка звучала в программе Артемия Троицкого "StereoVoodoo"… Чем вызвано закрытие проекта?
– "Общество" перестало существовать, и, действительно, на некоем взлете. Особенно нам приятны одобрительные отзывы таких мэтров андерграунда, как Кузя УО (Константин Рябинов) и Граф Хортица (Гарик Осипов). О причинах распада я довольно подробно рассказывал в интервью "Независимой газете".

Но объединение или группа у нас необычная: живых выступлений за всю историю раз-два и обчелся, а записей весьма много. Вышедший на лейбле "Выргород" альбом "А бензин – низ неба" и его бонус-треки – это лишь вершина айсберга. Многое представлено на нашем сайте, многое вообще не опубликовано, даже из аудио-спектаклей.

Во-первых, мы не хотим обычной для группы карьерности, мы всегда ее избегали и действовали не как привычные рок-группы, со всей этой субкультурно-контркультурной бытовой атрибутикой. И в итоге, к сожалению или к счастью, так и не стали рок-звездами…

Во-вторых, если уж быть откровенным, возникли личные разногласия с О’Фроловым, чего раньше никогда не бывало. Человек он безумно талантливый, но импульсивный, непоследовательный подчас до крайностей. Мне особенно жаль именно творчества и сотворчества, которое ничем не заменить. Однако мы уже сделали по шажку к примирению и хотим хотя бы доделать новый клип "Супрематизм", материал которого отснят два года назад в Москве, накануне распада.

– Изыскания "Общества Зрелища" разительно отличались от всей альтернативной отечественной музыки, даже самой экспериментальной. Это был настоящий литературно-музыкальный перфоманс вне каких-либо рамок и жанров. По степени раскрепощенности "ОЗ" вполне можно сравнить с курехинской "Поп-механикой". А какую роль ты сам отводишь этому проекту в своей творческой биографии?
– Я всегда пытался резко отграничивать "общественное" творчество от "внеобщественного", то есть своего личного – написания романов, стихов и т.д. В этом есть свой резон. У нас, к примеру, бытовала такая фраза: "Дебилизм рождается только совместно!" (творчество "ОЗ" мы определили как "искусство дебилизма"). И действительно, по отдельности ни я, ни О’Фролов такого бы не написали, тем более – не стали бы распевать и озвучивать всяческими голосами.

С другой стороны, я понимаю, что достаточно почитать первые два моих романа (в особенности, неопубликованный роман "Снюсть, Анютинка и алкосвятые"), как сразу погрузишься в некую летопись "ОЗ", для меня самого очень дорогую. Теперь это уже все история: лихие 90-е, начало 2000-х, провинциальное подполье, художники-маргиналы… Думаю, это уже мало кому сейчас понятно, хотя кому-то, может, еще и интересно.

К примеру, формально нечто подобное отражено в последнем фильме Валерии Гай Германики "Да и да". Разница в том, что мы просто жили и выживали, сами по себе, а творчество было так же естественно, как дыхание. У Валерии же хоть и смелая, и небесталанная зарисовка о той же "маргинальной богеме", но нарочитая, во многом выдуманная, с неким подростковым даже перебором "жесткости", когда в каждом кадре прихлебывают водку "Журавли" (кстати, не самую дешевую!). Не ультрасерый Тамбов стародавних лет, а все та же московская артистическая тусовка…

– В современной России имен более-менее молодых писателей широкая публика знает очень немного. На слуху, по большому счету, лишь Захар Прилепин да Роман Сенчин. Как считаешь, чем вызвана такая популярность и широкая издаваемость этих авторов? Как молодой писатель, пусть и самый даровитый, может попасть в струю?
– Есть Алексей Иванов еще из известных, я почти все его книжки читал. Еще пара-тройка человек… Если без шуток, имен на самом деле достаточно, но в массовом восприятии писателей действительно горстка. Меж тем, довольно приличных писателей в России десятки тысяч, но пробиться им к читателю с каждым годом все сложнее. Именно что "в струю" какую-то надо лезть, Помимо пресловутой литтусовки, это еще и современные несуразные ограничители: тренд, формат, медийность. Есть еще позитив, политкорректность и прочая лабуда.

Издаются старые авторы, новое только декларируется. Все сводится к некоей мастеровитости, в журналах и у издателей главенствуют такие категории, как "профессионализм", "адекватность". Тут уж никакая даровитость откровенно не нужна, а о том, что мы учили в школе и универе, о философских, исторических прозрениях художника, об исследовании границ психологии и самого языка, нет и речи. Главное – попроще, "ровно", "нормально", чтоб можно было продать.

Многие издатели заранее решают за читателя, беспокоятся, чтобы он не перетрудился, чтобы не читатель тянулся к уровню писателя, а наоборот – снижают планку самих книг. Положение хуже, чем в 1990-е, хуже, чем в 2000-е, в чем-то даже хуже, наверное, чем в совке. Сейчас бы и Пелевина с Сорокиным не издали, а "Преступление и наказание" или "Анну Каренину" заставили бы обкорнать под "Репку".

С другой стороны, мне кажется, публика и сама должна быть как-то активнее. Сарафанное радио: нашел кто-то убойную книжку или крутого автора – надо трезвонить, писать в эти наркотически притягательные твиттеры-фейсбуки, на форумы и сайты читательских рецензий. Чтобы те, кто по-прежнему читает "50 оттенков телка", Паоло Коэльо или Мураками, извините, не померли дураками. Настоящая книга, пардон за патетику, должна все же не быть чем-то безразлично проходным, она должна менять жизнь. И таких случаев масса – даже с людьми, совсем мало читающими. А жвачка разрекламированная и многотиражная вытесняет подлинное.

– В 2014 году твою повесть "Мир-село и его обитатели" напечатал журнал "Новый мир". По итогам года она вошла в десятку лучших публикаций. И вот снова тема деревни, уже поднятая в "Настоящей любви", снова колоритнейшие персонажи, отношение к которым колеблется от восхищения до отвращения. Насколько мне известно, каждый из них – не просто прототип, а реальный человек. А если герои повести ее прочитают и им не понравится? Как потом в родное село возвращаться?
– Возвращаться туда необязательно. Но я вернулся из Москвы, вынужден был – ты знаешь, потому и спрашиваешь.

Конечно, уже прочитали или просто слышали, и, разумеется, не понравилось! Я и в предисловии с первых строк предупредил: "Дорогие односельчане, извините, мол, вам не понравится".

При этом я не лезу на рожон, я бы хотел, чтобы понравилось. Но те отзывы, что я слышал (в основном от родственников или через них), превзошли все мои ожидания и опасения. Обругали на чем свет стоит, собираются даже опровержение писать в районной газете! Если бы там, в деревне, не жить, то смешно, конечно… Началось настоящее моральное давление, вытеснение как некой "персоны нон-грата".

Вот им и нужно что-то в стиле районки или школьного сочинения, про людей приличных и их дела достойные… Однако я понял свою ошибку и, можно сказать, ее исправил. Написал вторую часть "Мира-села", с подзаголовком "Была культура…".

В первой части я показываю только настоящее, такие этюды с натуры, и впечатление такое, что и всегда так было: все голо и уныло, развалено настолько, как будто ничего доселе и не было… Если не считать, конечно, тех самых колоритных "асоциальных" персонажей! И в продолжении повести я уже делаю экскурс в прошлое, пишу об уходящей или совсем ушедшей культуре сельской местности: кино, концерты, даже спектакли в деревенском клубе, о различии в психологии селян и горожан и т.д. О том, правда, времени, когда мне самому было лет пять-десять от роду, но я все отлично помню. Все с байками и шутками про тех же и других колоритных персонажей, чтобы нескучно читалось.

Но это не второй том "Мертвых душ" (как о нем бытует легенда, "про положительных персонажей"), а размышления и зарисовки "все о том же". Думаю, это тоже не понравится.

– О печальном. Статистика свидетельствует, что количество книжных магазинов сокращается темпами. Твой прогноз: будут ли читать книги лет так через 10?
– Будут, конечно. Пока письменность – это основа нашей культуры. Формы чтения, восприятия и подачи текста стремительно меняются. Естественно, чтение уступает место другим информационным каналам и способам развлечения.

Но вопрос ведь не в самом чтении как таковом, а в его качестве – читают ли так называемую серьезную литературу. Талантливая беллетристика и качественный научпоп тоже имеют вполне благотворное влияние на мозг, особенно детский или подростковый.

Но главное, когда мы с тобой рассуждаем о чтении, это литература художественная – поэзия и проза. Именно в ней заключено совершенно уникальное художественное, эстетическое восприятие мира. Комплексное, целостное, с проникновением в бытие других существ, с сочувствием им.

Если, допустим, литература убирается из школьной программы, или нет престижа и пропаганды чтения (как, например, в СССР), из телевизора круглосуточно долбят отборным дебилизмом (и это еще по-прежнему смотрят, как ни странно!), то такой базовый навык практически не вырабатывается. Художественное восприятие трудно восполнить чем-то другим: кино, ТВ, компьютерные игры, общение в соцсетях, поп- и рок-музыка – лишь слабые его отголоски. Поэтому люди и не воспринимают тексты (не я один от этого пострадал), что просто не понимают, что такое художественная литература. Люди старшего поколения тоже иногда как-то "отвыкают" от чтения и размышления… Сериалы, лишенные и капли драматизма и настоящего чувства, замыливают глаз и разжижают мозг.

– И напоследок. Если Москва – bad, то какой город – good?
– Да, этот вопрос мне уже часто задают! Если в ранней прозе всеми оттенками мрачно-серого сияет Тамбов, Москва – bad, "Мир-село" тоже не особо уютен… А недавно я написал рассказ о подмосковных Бронницах, где мы с женой прожили пять лет. "Мост сквозь зеркало" называется, с темой смерти. В Тамбове нынешнем мне тоже неуютно, об этом я недавно кое-что бегло-иронично говорил в одном интервью.

Но это, наверное, как в новом фильме "Безумный Макс"– все ищут некие Зеленые земли, но непонятно, есть ли они вообще…

С Москвой, дорогой во всех смыслах столицей, реальные проблемы, нешуточные. В остальном можно долго философствовать, выбирать и путешествовать, было бы здоровье и хоть какие-то деньги. В нашей стране, правда, внутренний туризм (или переезд из города в город на ПМЖ) вылетает в копеечку– как и вообще все эти "волшебные" по сервису и ценам путешествия с РЖД!

В Анапе нам с женой очень понравилось. Благодарим тебя за организацию презентаций и за настоящее южное гостеприимство! Но здесь, конечно, еще некий переизбыток сезонных гостей. Особенно живописны ее окрестности. Большой Утриш поражает воображение. Настоящий сказочный лес, а горы какие, залив… Абрау-Дюрсо и Тамань тоже великолепны. Природа богатейшая, благословенная земля, не зря за нее воевали, еще бы использовалось все это толково.

Справка

    Алексей А. Шепелев (Москва) – российский прозаик, поэт, музыкант. Лауреат Международной отметины им. Д. Бурлюка (2003), премии "Нонконформизм" (2013), финалист премии "Дебют" (2002) и премии Андрея Белого (2014). Автор романов "Echo" (2003), "Maxximum Exxtremum" (2011), книги повестей "Настоящая любовь" (2013), двух книг поэзии. Кандидат филологических наук (диссертация по творчеству Достоевского и Набокова), член Союза писателей Москвы. Лидер авангардной группы "Общество Зрелища" (1997–2014). Публиковался в журналах "Дружба народов", "Новый мир", "Нева", "Волга", "Дети Ра", "День и ночь", "Независимая газета", "Литературная Россия" и многих других.

    Роман "Maxximum Exxtremum" (М.: Кислород, 2011) вошел в рейтинг самых обсуждаемых книг года журнала "Соль". Повесть "Мир-село и его обитатели" ("Новый мир", № 11, 2014) названа в числе 10 лучших публикаций журнала за 2014 год. Произведения переводились на немецкий и французский языки.

Беседовал Сергей Лёвин

Источник: yuga.ru




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



282-я статья

Отрывок из книги «Правоведение для всех», глава «Каучуковые нормы»

Как известно, каучуковые изделия – шины, шланги, резиновые уплотнители, перчатки и презервативы – благодаря своей эластичности принимают форму объекта, с которыми соприкасаются, а также легко скручиваются, сгибаются и выпрямляются. Примерно так же каучуковую норму права можно подвести к любой ситуации и вывернуть самым причудливым способом. Эти нормы не дают нам чётких указаний, как поступать, и каждый судья, чиновник и полицейский может вложить в них свой смысл.

22.11.2017 16:00, Артём Русакович


Если внимательно приглядеться...

Увлекательный рассказ о современном обществе и политических технологиях в форме классического сатирического романа

Современная отечественная художественная литература многогранна и многолика, и порой возникает ощущение — впрочем, обманчивое — что уже на все более-менее жизненно важные вопросы получены ответы и о них написано как минимум по роману. То есть якобы всё, что остается редакторам и издателям – это лишь заполнять лакуны, а также дополнять и расширять тематики, начинающие приедаться: жизнь маленького человека, любовные хитросплетения, исторические приключения и ряд других.

19.11.2017 16:00, Артем Пудов


Как убить себя, не читая книг

«Книга как основа образованной личности, книга как базис сильного государства»

На каждой встрече с читателями меня обязательно спрашивают: «Что будет с бумажными книгами дальше? Не исчезнут ли они?». И я также обязательно отвечаю: «Нет, не исчезнут. Но станут чем-то вроде элитарного товара». Это как с алкоголем (к нему, правда, больше подходит слово «элитный»). Самые непродвинутые пьют боярышник (телевизор), остальные – водку и пиво (интернет), ну а те, кто толк знают, предпочитают виски (книги).

13.11.2017 16:00, Платон Беседин


Эффект говорящей собаки

Можно ли выучить китайский и не сойти с ума?

На китайском говорят более миллиарда человек, это самый распространенный язык в мире, хотя учат его всего 30 миллионов (в 50 раз меньше, чем английский). При этом в Китае более 80 диалектов, так что местные жители сами не всегда понимают друг друга — например, если один живет на юге, а другой на севере страны.

09.11.2017 13:00, theoryandpractice.ru


Понять других, узнать себя

Наши знания об эмоциях придётся переосмыслить

Вы, вероятно, встречали людей, превосходно владеющих эмоциями и понимающих эмоции других. Когда всё идёт к чертям, они каким-то образом остаются спокойными. Они знают, что нужно сказать или сделать, когда их босс не в настроении, или когда их любимый человек расстроен. Неудивительно, что эмоциональный интеллект начали превозносить как новую величайшую парадигму в бизнес-школах, возможно, более важную, чем IQ – после того, как в 1995 году вышла книга Дэниэла Гоулмана «Эмоциональный интеллект», ставшая бестселлером. И действительно, с кем бы вы предпочли работать – с человеком, способным понять и ответить на ваши чувства, или с тем, кто понятия об этом не имеет? И с кем бы вы пошли на свидание?

07.10.2017 14:00, Вячеслав Голованов SLY_G


Гипернервное животное

Как научиться справляться с паникой, слушать интуицию и использовать свой страх

Наш мозг работает эффективнее всего, когда нам что-то угрожает, — надо только научиться правильно считывать его сигналы. В экстренных случаях, для которых логическое мышление слишком медленное, безопаснее положиться на интуицию, уверен эксперт по насильственному поведению Гэвин де Беккер.

03.10.2017 13:00


Дмитрий Шостакович: «Не верьте гуманистам, граждане!»

Из книги «Свидетельство. Воспоминания Дмитрия Шостаковича, записанные и отредактированные Соломоном Волковым»

Я был бы весьма счастлив, если бы нашелся какой-нибудь прославленный гуманист, которому можно было бы довериться, с кем можно было бы поболтать о цветах, братстве, равенстве и свободе, чемпионате Европы по футболу и на другие высокие темы. Но такой гуманист еще не родился. Зато есть более чем достаточное количество мерзавцев, но у меня нет желания беседовать с ними: они продадут тебя по дешевке за пачку валюты или баночку черной икры.

29.09.2017 19:00, izbrannoe.com


Селфи на бархатном фоне революции

Платон Беседин «Дети декабря», повести. Издательство Э. ISBN: 978-5-699998-59-3, издано в 2017 г.

«Дети декабря» — книга, которую, хочешь ты этого или нет, прочитать надо непременно. Платон Беседин начинал громко, быстро окреп и вошел в литературно-медийное сообщество, когда ему всего чуть за тридцать. И теперь он, говоря языком футбольных комментаторов, «в поляне». «Дети декабря» позиционируется самим автором как книга, за которую ему не стыдно. Впрочем, не уверен, что именно позиционируется, скорее он бы предпочел, чтобы по законам поступательного движения так оно и было.

29.09.2017 16:00, Леонид Кузнецов


Мисс Пи, ГТО и все-все-все

Pamela Des Barres. I’m with the Band. Confessions of a Groupie. US: Chicago Review Press, 2005. 320 c.

Памела Дес Баррес – из тех, кто знал всех. Музыкантов, режиссеров, просто селебритиз. С 60-х и до наших дней. Немного актриса и очень тусовщица в начале, журналист и автор красочных мемуаров вроде Let’s Spend the Night Together, Take Another Little Piece of My Heart и даже рок-кулинарной книги потом. Она была настоящей группи. Из тех, кто просто сходил с ума и загорался, если в городе был Боб Дилан или Роллинги. Из тех, кого, пишет она с легким сарказмом и ностальгией в послесловии, сейчас вытеснили модели, делающие на светских раутах вид, что они совсем не группи. И да, без крутого секса там не обходилось – она оказалась среди первых «American sexual pioneers», а в категории женской откровенности она была первой после Анаис Нин.

24.09.2017 16:00, Александр Чанцев


Как Кремниевая долина убивает индивидуальность

Корпорации мечтают стать хранилищем нашей самой дорогой и личной информации

Писатель Франклин Фоер считает, что политика крупных корпораций угрожает дальнейшему развитию человечества. В своей новой книге «Мир без разума: экзистенциальная угроза крупных технических компаний» он рассказывает о том, как компании Кремниевой долины все больше захватывают и автоматизируют нашу жизнь. Публикуем адаптированный отрывок из его произведения.

22.09.2017 16:00, Вероника Елкина, rb.ru






 

Новости

Восьмой "Гарри Поттер"
Новая книга о Гарри Поттере выйдет в России в ноябре
От создателя Гарри Поттера
Джоан Роулинг пишет новую книгу для детей
ММКВЯ снова в Москве
Московская международная книжная ярмарка откроется сегодня на ВДНХ
Признание Форсайта
Один из самых известных британских авторов шпионских романов Фредерик Форсайт признал, что более 20 лет был агентом службы британской внешней разведки
"50 оттенков серого" останутся на полках
Кибовский опроверг сообщения о запрете книг в московских библиотеках

 

 

Мнения

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.