Подписаться на обновления
25 июняВоскресенье

usd цб 59.6564

eur цб 66.6780

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденцияНоосфера. Запуск
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд 
Григорий Гаврилов   четверг, 21 апреля 2016 года, 19.00

Алексей А. Шепелёв: «Ищу человека, но не в соцсетях»


   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Алексей А. Шепелёв – прозаик, поэт, исследователь Достоевского, лидер группы «Общество Зрелища», лауреат премии «Нонконформизм». Григорий Гаврилов побеседовал с писателем о его новых и старых книгах, Егоре Летове, русской деревне, выяснил, почему он разочаровался в романах Мамлеева и выступает против соцсетей.

В интервью «Независимой газете» Вы говорите об Иисусе Христе как подлинном, совершенном нонконформисте. Вопрос такой. Кто из живших и живущих людей для вас наиболее интересен, значителен в этом смысле?

Христос – это путь, и путь трудный и, по сути, бесконечный. Логично предположить, что те, кто пошли за Христом, святые или искренние христиане, тоже в этом смысле нонконформисты.

Это я, конечно, понял не сразу и для меня, что называется, смысложизненным вопросом (как для художника, да впрочем, как в юности и для многих) было найти интеллектуальный (а вообще моральный, духовный) авторитет среди ныне живущих. Отчасти этот диогеновский порыв и сейчас свербит в душе. Даже святые, если узнаёшь, что они жили совсем недавно, по-другому воспринимаются. Иоанн Крестьянкин, Паисий Святогорец… (Отец Иоанн пока не канонизирован, а старец Паисий причислен к лику святых в 2015 г.) Или живший в годы войны в Тамбове святитель Лука (Войно-Ясенецкий) – архиепископ, выдающийся хирург, учёный, как раз в это время получивший за свою знаменитую книгу «Очерки гнойной хирургии» Сталинскую премию. Его образ более чем нагляден, чтобы разрушить обывательские мифы о святых как о «мракобесах», «юродивых», «аутсайдерах» и т.п. Всё задокументировано, и сейчас ещё можно встретить людей, по словам и по глазам которых сразу поймёшь, что они не лгут – тут же, на себе же, покажут металлические пластины в грудной клетке (что само по себе для тех времён чудо) и с непривычным нам чувством поведают о чудесах куда ещё больших.

В том же интервью Вы говорите о чтении Достоевского и слушании Летова. В моём представлении Шепелёв-писатель выходит из (вектора, что ли) «русская деревня-Достоевский-авангард-Летов». Этот взгляд как-то совпадает с действительностью

Думаю, совпадает. Я иногда дерзаю благодарить Бога, что я русский, родился в России, в глубинке, в деревне, здесь всё до боли родное, думаю, пишу, читаю и даже как бы дышу – по-русски, поэтому я понимаю Достоевского (которого, впрочем, и в других странах ценят, например, интеллектуалы в США) или отличнейшим образом понимаю такой малопонятный подавляющему большинству народонаселения роман, как «Господа Головлёвы». Но это всё, конечно, что и говорить, тяжёлый крест. Это только звучит красиво: «русская деревня»… Но может быть и действительно, почва, от которой можно расти как художнику.

Всё же заинтриговали ныне здравствующими авторитетами и нонконформистами – не могли бы Вы дать некий перечень или, если угодно, краткий очерк тех личностей, кто Вам близок, интересен, кто на Вас повлиял?

Вы правильно избегли слова «кумир». Изоляция в деревне способствовала, наверное, и некоему культурному нигилизму, своего рода своеволию и самостоятельности. Так, за сравнение нашей группы «Общество Зрелища» с «ГО» мы ещё на 3-м курсе чуть не в рожу давали. Теперь только мы с О'Фроловым (он тоже из деревни) спохватываемся, что это нам комплименты хотели сказать. На вопросы о влиянии мы, бравируя, отвечали, что «признаём Достославного и всё». Впрочем, бравада была, мне кажется, не такая уж и напускная, для относительно юных лет вполне органическая.

Летова я стал осознавать поздно, уже фактически после университета. До этого, на 1-м курсе затёр до дыр только «Сто лет одиночества» (и это оправданно). Потом были «Прыг-скок», «Русское поле…» - столь же шедевральные. А вот ранние, наиболее известные вещи, не мог слушать: многие из них мне казались рокерскими (а рок-музыку, особливо в русском её «интеллигентском» изводе я на дух не переносил). Их я, можно сказать, оценил зрело и трезво. Но какая тут, извините за неуместную рифму, трезвость, когда… По сцене скачет 20-летний Летов, весь дёргается, режуще, чуть не выплёвывая печёнку орёт небывалые тексты, и музыка такая же резкая, режущая, отстройки никакой – и всё это как бы в пустоте происходит: публика не догоняет, звукачи и организаторы в шоке, начало 80-х, Сибирь, совок… Зато энергетика, протест – не штампы журналистов. Смотришь эти редкие первые съёмки и от какой-то гордости и радости аж слёзы к глазам подступают! Чувствуешь: вот так и надо в России, в совке, в Сибири петь и играть! И в каждом городке на каждую сцену каждого захудалого ДК мог в любой момент выйти такой же Летов и так же забабахать - чтоб люди в зале не знали, стоять или падать! А то, что дальше пошло, «сибирская волна» так называемая – это только словоблудие критиков. У них, видите ли, всё растёт на чём-то и вокруг чего-то, вершки и корешки, и за порослью бесполезной и сам плод забывается. В одном из последних интервью Игорь Фёдорович, можно сказать, сформулировал своё завещание: не надо бренчать «Всё идёт по плану» - играйте своё!

Дугина мы впервые узнали по программе «Finis mundi», это был 1997 год. Мы и захватили-то программы три – расчухав, Тамбов стал её глушить. Но и этого нам хватило, название «Общество Зрелища» мы оттуда взяли. Позже я интересовался – читал какие-то книги, статьи, смотрел и слушал лекции. Эрудиция, неординарность мысли, критика современного общества – бальзам на раны. Но в итоге мне, как, думаю, и многим, кое-что не понятно. Генонизм, эзотеризм, оккультизм – как это совместимо с православием? Как художник, я его, конечно, понимаю. И сам почти тем же мучаюсь. Как художник – художника. Но он ведь не романы и стихи пишет. В одном из выступлений, года два назад, Александр Гельевич наконец-то произносит: по сути, православному человеку все эти книги не нужны!.. Модернистская парадигма – вот корень зла, а сам «в науку подался», причём в самую буквальную, которая таковой признаётся по виду - студентам лекции читать, семестры, триместры, спецкурсы, каждый год одно и то же. Я пару раз был на его выступлениях, но подойти познакомиться с бухты-барахты не решился – возможно, личное общение многое бы прояснило.

В упомянутом вами интервью в ряду авторитетов я называю Мамлеева. Тогда я как раз прочёл «Блуждающее время» и был почти в восторге: такой Кастанеда на русской почве, хоть и вторично, но всё равно достойно быть написанным - верно, неординарно, блестяще! Хотя вообще-то мрачновато, но в том и соль. До этого ещё одну книжку рассказов прочёл, изданную, кажется, ещё при Союзе. И она тоже тогда произвела на меня впечатление. Но потом я, наконец-то купив фолиант «Пять романов» и прочтя оный, весьма разочаровался. «Шатуны» - это ещё ладно, манифест такой, как пресловутую русскую действительность и русскую душу можно воспринимать на Западе. А далее, наблюдая за писательской техникой уважаемого (ещё об этом скажем) Юрия Витальевича, я её понял так: вся задача - написать следующее предложение непохожим на предыдущее; так писать, что сказать, одно удовольствие – лишь в финале надо хоть худо-бедно свести концы с концами, а читать – затруднительно. Постоянно нагнетается атмосфера, но нагнетается голословно («На стене висел портрет Достоевского» – многозначительно сообщается чуть ли не в каждом романе – некий предел многозначительности), предвещается непомерная значимость метафизических «кругов», куча героев, каждый из которых называется эпитетом, обозначающим «неотмирный», а приглядеться - почти все бумажные, однотипные, и разрешается, по сути, ничем. Как говорил Толстой об Андрееве: «не страшно». Фигура Ставрогина не встанет и не расправится во весь рост. Да даже и Верховенского или кого-то из прочих «бесов». Всё текуче-безлично, даже детали. «Откуда-то появилась бутылка водки» – это ещё ладно, а «куда-то исчез», «кто-то оставил (или подарил) квартиру», «нашлась какая-то работа» - это уж для писателя наивные мотивации. Тут с этой бутылкой (особенно если она не первая) такие истории выходят, а с работами и квартирами – баталии всежизненные. С точки зрения писательского ремесла тот же Солженцын (коего, каюсь, мы на филфаке не читали, за идеологического писаку почитая, бабуином даже один знакомый ругал, а мы и потакали - стыдно!) в лучших своих вещах абсолютно безупречен! Или Крусанов – примерно то же сочиняет, но как филигранно.

Пусть меня простят за такое мнение. Оно всё равно высказано с уважением. Я немало смотрел и читал его интервью; живя в Москве, несколько раз видел Юрия Витальевича: в его облике действительно ощущалась метафизичность, что-то запредельное нашей обыденности. У меня были контакты, но звонить так и не стал, я их передал жене, она организовывала вечер Мамлеева в музее, где тогда работала. К сожалению, за неимением книг я плохо знаком с теоретическими работами, думаю, их стоит почитать.

Лимонова я читал лишь самые известные вещи, да и то некоторые не смог дочесть. Пишет он хорошо, откровенно, иногда тонок, иногда с плеча рубит, а чаще и то и другое. Но как мыслитель слабоват, это всем известно. На месте бы «товарища правительство» я бы дал ему госпремию за особые заслуги в работе с молодёжью, создание своего рода новой пионерии и комсомола.

Пелевина в 90-е и «нулевые», когда был некий бум, я не особо жаловал. Мне очень сильно понравились его последние книги (то, что не понравилось Быкову да практически и всем критикам). «SNUFF», отчасти «Аполло», а особенно про цукербринов; 2-ю часть своего романа «Москва-bad» я хотел назвать «Смотритель»… По сути, тот же Мамлеев, но в десятки раз более проработанный, у него уже есть эмоциональная вовлечённость автора и читателя в конфликт. Интеллектуальная игра потрясающая, но и не пустая: то и дело выруливает к христианским ценностям, даже к метафизике, но тут же, едва создав, и уничтожает, как будто сам боится быть занудным и однозначным. А в шлеме ужаса кружиться не страшно? Для литературы это, может, тривиально, но истина одна.

Из музыки наиболее вдохновляла меня в юности группа Ministry. Классический период 88-99. Да и сейчас ещё не перестаёт: по обработке музматериала никто в индастриале и рядом не валялся. Названия композиций и тексты – тоже не лирическая дребедень и не обычная протестная. Я правда, многое ещё в них сам вчитывал. Богоборчество, протест против американской нарочитой госрелигиозности – вот что мне мнилось. И это там есть, но альбом, именуемый «Psalm 69», отсылает, как выяснилось, к А. Кроули. В их клипе снимался, на концертах присутствовал У. Берроуз – тоже не особенно большой для меня авторитет. А популярное и по сей день увлечение интеллектуалов кроулианством, на мой взгляд, просто поиск «чего-то этакого», а на самом деле дикое заблуждение.

И всё же кое-что в вашем творчестве заставляет вспомнить, хоть и весьма условно, именно этих авторов. Такова, на мой взгляд, новая книга, выпушенная в электронном виде, «Затаившиеся ящерицы». Скажем, заглавная новелла «Ящерицы». Это написано несколько иначе, чем предыдущие произведения: иная стилистика, иная оптика. Это явно уже не «шепелёвский эгореализм». С чем это связано?

Вы правы, эта новелла стоит в моём творчестве особняком. Написана она давно, в 1999 году. Мне тогда как бы представилось нечто - что называется, сновидческое или галлюцинаторное, некий day dreaming, фантазия наяву. Думаю, такое визионерство весьма продуктивно, но, наверное, и весьма опасно. И результат его довольно сомнителен. Некий эро-хоррор получился. Но это был эксперимент. Эксперимент из этого же ряда – повесть из той же книжки «Велосипедная прогулка». Там повествование ведётся от лица девушки. И наконец, от «Прогулки»-трипа переход опять к эгореализму, к рассказу «Мост сквозь зеркало» из только что вышедшей книжки. Тема страха и его преодоления, и по письму тоже, как и всё названное, почти что без иронии, что для меня нехарактерно.

В Ваших произведениях есть прекрасные детали, которые помогают вернуться к ощущению деревенского человека: космического человека, но и наблюдателя. Этот космос разрушен, но детали остались: «Пока всех оздороваешь», - говорит герою бабушка (когда он закрывает калитку и дотрагивается до её частей в определённом и всегдашнем порядке), например. Как сейчас Вы видите деревню, после жизни в Москве? Что в ней уцелело?

Вы имеете в виду повести из книжки «Настоящая любовь». Но это совершенно особенные вещи, о юности, о некоей её онтологии, и в юности же и написанные. Тут даже деревня, наверное, и не главное. Главное – экшан, эмоции, брызги грязи, роса на цветах, сопли на лопухе, новизна бытия, магия последних могикан. А вот новую повесть «Мир-село и его обитатели» я, каюсь, уже более привычным манером дал себе задачу написать. Куда более описательно: что осталось и т.п. Это было опубликовано в «Новом мире». А потом я неожиданно вторую часть написал, в три раза длиннее. Сначала это были просто некие очерки и размышления о том, что было – о культуре села (сельском клубе, концертах в нём, фильмах), уже ушедшей, конца 80-х – начале 90-х годов. Затем мне издатели советовали переделать, и я сам увлёкся – в результате сейчас это единое довольно большое полотно, с одними и теми же героями.

Как и в «Настоящей любви», взгляд у меня совсем иной, нежели, к примеру, у Сенчина в «Елтышевых». Сам селянин, я вижу органику сельских жителей. Но вижу и трагедию, всеразъедающую кислоту урбанизма. Отчего-то я люблю этот невзрачный клочок земли, даже хочу тут жить. Но среда агрессивна: если ты чуть-чуть не такой, она выталкивает тебя как чужака и изгоя. Здесь по-прежнему смотрят первые три канала («1-й», «Россию» и «НТВ»), ежедневно и с серьёзным видом. А на развлекуху – бесталанные шоу и репризы петросяновского выводка. Здесь всё очень просто, жестоко, всё на виду. Но деревня всё же уходит, убывает. После празднования Нового года погибли, замёрзнув насмерть, два героя повести – Лимонхва и Коля Зима. Теперь они уже история. А издатели всё требуют оптимизма. Надеюсь, книга всё же выйдет.

Есть такой замечательный композитор и философ Владимир Мартынов. Он говорит о конце времени композиторов, литературы, вообще прежней культуры и прежнего человечества-потребителя, и пытается обнаружить признаки начала чего-то нового. Что Вы об этом думаете? В чём видите задачу писателя сегодня?

Да, я знаком с творчеством Мартынова, в том числе и с некоторыми книгами, был на нескольких его выступлениях. Это глубокий мыслитель, и то, что он говорит, например, в книге «Opus Post», очень ценно. Культуре авторства и произведения, к сожалению, приходит конец, а потребительство пока что всячески цветёт и насаждается. Интернетизация, на которую было столько упований как на прогресс, и особенно соцсети, за считанные годы размывают сознание человечества, все иерархии рассыпаются, как подмоченный рафинад, теперь каждый «сам себе режиссёр». В этом мнилось что-то положительное, некая свобода творчества и самовыражения, а на деле всё чаще сталкиваешься в жизни с обвешанными гаджетами субъектами, которые просто физически уже не могут задержать на чём-то внимание больше нескольких секунд. Они постоянно что-то пишут, но уже без хоть какого-то намёка на внутреннего (а тем паче внешнего) редактора, без больших букв, знаков препинания и какой-то законченности. Даже письмо не могут нормально (хоть, как теперь принято, и сверхкратко) написать – могут только копипастить, лайкать, пересылать готовое. Журналистика уже, по сути, почти повсеместно выродилась в эту сверхкраткую безэмоционально-бездетальную, анонимную дребедень (как будто в пику всем прорывам очеркистов), на очереди литература.

Что с этим всем делать, я не знаю. Писатель в основном ставит диагноз, и это тоже не так уж мало. Особо выдающиеся ещё и дают рецепты (но порционно, в меру возможностей, мы же, в конце концов, не политики) и предсказывают будущее. Однако читатели, понятно, не любят, когда их наставляют, в современной литературе это вообще некий моветон. Можно, при особом таланте, умудряться наставлять, развлекая… На этом многое держалось, например, в советское время такова была фантастика. Но теперь, когда все предсказания фантастов сбылись, где найти самого читателя, самого человека? Искусство и литература «старой», классической (условно эмоциональной, психологической) направленности уже не воспринимаются – нужно что-то обезличенное, выхолощенное, софтовое. Поэтому как раньше я, например, боролся против теледебилизации, так сейчас я откровенно выступаю против тотального увлечения соцсетями, бездумной компьютеризации общества, мозга и всего вообще. «Ищу человека» – можно и так сказать, - но не в соцсетях.

Расскажите, как сливаются в отдельно взятом водоеме души Вашего экстремального героя трэш и богоискательство, если вспоминать времена прозы «Мaxximum Еxxtremum»? Можно ли считать эту часть пути условием Вашего настоящего мировидения?

У меня никогда не было позыва и задачи именно трэш писать. Да я и не знал, не интересовался, что это такое. Когда прочёл по наводке из рецензий на «Echo» по одной книжке нескольких авторов, с которыми меня сравнивали, оторопел: так вот к какому лику меня причислили! Но я уже писал «МЕ», рабочее название было «Explicit» и задача была исчерпывающе описать всё – никаких сцен, эмоций и фраз не пропуская. Само по себе это, наверное, не большая заслуга, и изначальный позыв я, видимо, позаимствовал у того же Лимонова. Который, насколько я понимаю, близок Миллеру и Селину, от коих, очевидно, и произошёл весь этот жанр трэша. Но у меня сложилась композиция романа особая, наподобие гиперссылок, представляющая модель нелинейности времени. Трудно объяснить, но опять же не тривиальных гиперссылок как таковых - я был тогда вообще чужд компьютерного мышления. Да и Селина с Миллером тоже не читал…

В общем, теперь мне понятно, что можно было бы и более сдержанно, более фундировано написать. Но с другой стороны – какой же это тогда эксплицит?! Что делать, история не приемлет сослагательного наклонения, написано то, что написано. То, что не опубликовано, я по многу раз редактирую.

А в жизни я просто выживал, жил, писал о том, что видел и чувствовал, об этапах мировидения не задумываясь. А задумался: оказалось – шок и мрак, темь и грязь. Но это не есть мой посыл читателю. Стоит прочесть несколько страниц, и увидишь, что тут тебе и юмор, и «критика-самокритика» (как говаривала бабушка), и «то самое», главное для мыслящего тростника богоискательство. И я так думаю и простодушно об этом здесь упоминаю, и от читателей сто раз слышал.

Вернемся к вектору, о котором говорили в начале. Достоевский и Летов. Я называю их двувзорными художниками (Летова - советским христианином всех религий). Если говорить о синтезе и вселенскости. Герой Ваших романов и повестей, измеряя темь и грязь, неизбежно оказывается вынесенным оттуда. В романе «Москва-bad» героя вынесло уже в храм. Храм, в котором он работает (не служит, и разница этих слов здесь важна), окружает его холодом. Можно это рассматривать как метафору, документальную метафору?

Я что-то о метафорах, признаться, не задумывался и не загадывал. Это, что называется, голые факты: я работал в храме Василия Блаженного, там зимой холодно – причём на десяток градусов холоднее, чем на улице. Во многих церквях вполне себе тепло, во всех смыслах. А здесь, если развить метафору, храм после революции находился в запустении, при Сталине его хотели снести, из собора сделали музей, законсервировали всё-это холодом. Рядом – мавзолей, там тоже кое-что законсервировано холодом. Музей и глянец, билеты, деньги, фотовспышки, иностранцы, гастарбайтеры… Сердце Родины - того самого бескрайнего Русского Поля Экспериментов! - с ледяными осколками.

О христианстве Летова я часто думаю. Но у меня нет ответа. Потому что я понимаю христианство буквально (и убеждён, что так и следует). Журналисты, литераторы, рокеры как только не изгаляются в изыскивании эпитетов: и такое-то христианство, и такое-то. «Психоделическое христианство» - кажется, так. А христианство может быть только просто христианством, без всяких эпитетов.

Достоевский, насколько я его понял и изучил, всё же христианский писатель. И в жизни православный человек, со всеми страстями и ошибками. Но художник. Светский художник, который многое открыл людям, что-то почти запредельное, на пределе человеческого восприятия, от чего прямой (или, может, и не такой уж прямой) путь к вере. Таков, впрочем, для своего времени и Летов. А то, что «ставрогинский грех» самому Достоевскому приписывается или что Летов «всё по обкурке сочинял» - чушь собачья.

Что Вы сейчас читаете?

Чтение для меня роскошь. Оно требует времени, сил, условий и т.д. Да даже же сами книжки мы, допустим, читали лишь те, что попадались в руки, – банально не было на них денег. Материально выживая и умственно освобождаясь, мы были поглощены собственным творчеством в рамках «Общества Зрелища», впитывать мы могли лишь урывками. Теперь стыдно и вспомнить, с какими лицами и словами мы являлись на филфаке. Какие и были ростки и позывы, всё убивали рутина, нехватка, топтание на одном месте, а нам нужны были – свобода и творчество. Какие уж тут книги из «списка заданного»! Да и не всё в 17-20 лет интересно и понятно – давно бы пора, что называется, подкорректировать программу образования…

А сейчас уже читаю и перечитываю то, за что тогда бы на отчисление не представляли. Особенно ценю русскую классику. К Достоевскому добавились Толстой, Гончаров, Салтыков-Щедрин, Лесков. Это титаны, это нескучно и до боли понятно. Читаю всякое - биографии, философию иногда и прочее. Читал недавно, как ни странно, Александра Грина и Стивенсона, а также о них самих, хотел даже статью написать. Это ведь не только романтики «для детей и юношества», но большие художники, стилисты-мастеровые, есть чему поучиться. Хочется больше читать житийной литературы, творений святых отцов. Из художественного в этом направлении меня поразила повесть «Архиерей», написанная иеромонахом Тихоном (Барсуковым) на рубеже 19-20 веков. Об авторе мало что известно, но написано очень ярко, близко к классике, а отчасти к модернистскому письму тогдашнего Горького и Андреева. Очень полезны делающим первые шаги, новоначальным книги публициста Александра Ткаченко, священника Максима Вараева, протоиерея Алексея Уминского.




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Сергей Филиппов: трагедия комика

Сергея Николаевича Филиппова по праву можно считать одним из величайших комиков не только отечественного, но и мирового кинематографа, а легенды, связанные с эпизодами жизни великого актера, рассказываются до сих пор.

25.06.2017 19:00


Теснота в зеркале

Завершился 11-й международный кинофестиваль авторского кино им. Андрея Тарковского

Программу новейшего российского игрового кино «Свои» судило ивановское молодежное жюри - неожиданно отдавшее свои предпочтения не душещипательному полнометражному дебюту Кирилла Плетнева «Жги!», не сказочно-сентиментальному «Большому» Валерия Тодоровского и даже не способной примирить массового зрителя с профессиональными критиками «Тесноту» Кантемира Балагова, но «Язычникам» Леры Сурковой - сомнительной экранизации действительно очень хорошей пьесы.

24.06.2017 19:00, Вячеслав Шадронов


Последний вальс с Годаром

Гид по 39-му Московскому международному кинофестивалю

Традиционный путеводитель «ЧасКора» по ММКФ – о новых фильмах Софии Копполы, Аки Каурисмяки, Фатиха Акина, Ким Ки Дука и других выбранных нами картинах, которые стоит посмотреть в Москве с 22 по 29 июня.

24.06.2017 15:00, Павел Пересветов


Владимир Войнович. «О литературе разрешённой и написанной без разрешения»

Говорят, что все-таки о писателе следует прежде всего судить не по поведению, а по книгам, я с этим совершенно согласен. Но дело в том, что художественное сочинение состоит не только из фабулы, сюжета и набора литературных приемов, это всегда и отпечаток личности автора. И как бы эта личность ни изощрялась, каких бы острых тем ни касалась или, наоборот, ни избегала, она будет все же видна, ее отпечаток будет непосредственно влиять на качество ею сочиненного. К счастью, литература (я в этом глубоко убежден) есть та область человеческой деятельности, где гений и злодейство все-таки несовместны (Пушкин сказал это не для красного словца).

22.06.2017 19:07, Николай Подсокорский, philologist.livejournal.com


«Милая моя Суворочка!»

Великий полководец, генералиссимус, строгий солдат, который провел жизнь в битвах и походах, Александр Васильевич Суворов был нежным и заботливым отцом и больше всего страдал от того, что не мог быть рядом с любимой дочерью и видеть, как она растет. В письмах он ласково называл дочь Наталью Суворочкой. Его послания к ней немного назидательны, но неизменно наполнены заботой, любовью и лаской. Александр Васильевич делился с Наташей своими радостями и горестями, победами и переживаниями за ее судьбу и судьбу Отечества, старался быть для своей Суворочки не только отцом, но и верным другом.

21.06.2017 18:00, Надежда Чекасина


Гениальный авиастроитель — прототип Воланда

Удивительная биография Роберто Бартини

Мало кто знает, что не было бы у булгаковского Воланда ни акцента, ни лихо заломленного на ухо серого берета, ни чёрных бровей, если бы летом 1925 года в Коктебеле, в доме Волошина, Михаил Булгаков не встретился бы с авиаконструктором Роберто Бартини.

20.06.2017 19:00


Встреча с Михаилом Шемякиным

Беседу ведет искусствовед Белла Езерская

Имя Михаила Шемякина всегда было окружено (для меня, по крайней мере) неким ореолом таинственности. В самом деле: еще и сорока нет, а уже мировое имя, выставки в Америке, Италии, Англии, Бразилии, Японии; признание ведущих критиков Европы; успех у избалованных парижан... меценатская щедрость, безрассудные, дерзкие выходки... Картины его многое объясняли, не объясняя ничего. Его рисунок поражающе тонок и всегда неожидан. Неожиданно любое направление линии, любой путь ее в пространстве листа. Она существует сама в себе и сама по себе, во всей материальной настойчивости своей и — одновременно — во всей готовности исчезнуть сию минуту. Любой изгиб — капризен и дерзок. Капризен именно этим сочетанием присутствия и неприсутствия, случайности и упрямства, утверждения собственного права на существование и... на несуществование.

19.06.2017 13:00


Соглашение по климату

«Снегурочка» Н. Римского-Корсакова в Большом, реж. Александр Титель, дир. Туган Сохиев

Сказочный сюжет, знакомая музыка — а к числу репертуарных хитов «Снегурочку» по состоянию текущей афиши не отнести, и вряд ли это случайно: «Сказку сегодня ставить трудно», — веско заметил Александр Титель перед пресс-показом. Самые продвинутые будут сравнивать премьеру Большого с парижским спектаклем Чернякова, а мне и сравнить не с чем — на чужие впечатления опираться нелепо, а стал перебирать собственные и, похоже, последней московской «Снегурочкой» на моей памяти была постановка в «Новой опере».

17.06.2017 18:00, Вячеслав Шадронов


Одни корни, разные взгляды

Почему Толстой терпеть не мог Шекспира

Знаете ли вы, что Лев Толстой на дух не принимал Шекспира? Чехов, смеясь, рассказывал: «Он не любит моих пьес. Он сказал: "Вы знаете, что я терпеть не могу Шекспира. Но ваши пьесы еще хуже"». Положим, Чехова-то Толстой не просто любил, а обожал. Рассказ «Душечка» он как-то за один вечер два раза прочел домочадцам вслух (как я его понимаю!). А вот к Шекспиру гений был суров.

16.06.2017 19:00, izbrannoe.com


Летел и таял

К смерти писателя Баяна Ширянова

На заре российского Интернета андеграундный писатель Кирилл Воробьев был настоящей звездой. Его роман про наркоманов «Низший пилотаж» в почетной компании с «Голубым салом» Владимира Сорокина топили в унитазе и сжигали «Идущие вместе», Воробьев получал авторитетные премии и активно публиковался. Сегодня его книги запрещены, а он прикован к постели и не может написать ни строчки.

15.06.2017 19:00, Владислав Моисеев






 

Новости

Рок-юбилей
5 июля на стадионе «ЦСКА Арена» пройдет юбилейный, пятый международный музыкальный фестиваль Park Live.
Скончался Алексей Баталов
Народный артист СССР Алексей Баталов умер в Москве на 89-м году жизни.
Антон Долин стал главным редактором журнала «Искусство кино»
Главным редактором журнала «Искусство кино», который бессменно возглавлял известный киновед Даниил Дондурей, стал кинокритик Антон Долин, об этом в субботу заявила на кинофестивале «Кинотавр» в Сочи замглавного редактора Нина Зархи.
Пианист Борис Березовский приглашает на фестиваль «Музыка Земли»
Приглашаем вас 12 июня в Концертный зал Академии им. Гнесиных на концерт-открытие III Всероссийского фестиваля-конкурса «Музыка Земли».
Объявлены победители второго полуфинала "Евровидения-2017"
Европа определилась с финалистами песенного конкурса.

 

 

Мнения

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.