Подписаться на обновления
28 июляЧетверг

usd цб 65.9467

eur цб 72.5150

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд 
  среда, 10 июня 2009 года, 09.13

Александр Долин: «В японский мир врасти нельзя»
Переводчик с японского: «Японцы создали остров коммунизма: с заботой о людях, хорошими отношениями, высокой моралью и постоянным улучшением быта»


Александр Долин // Фото: Елена Калашникова
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог



Интервью с Александром Долиным, поэтом и переводчиком с японского: «Я автор первых в СССР публикаций по боевым искусствам, много лет они были единственными. «Кэмпо» до сих пор остаётся культовой книгой, и общий тираж её от многих изданий перевалил за миллион…»

Александр Долин — поэт, писатель, переводчик с японского, литературовед. С начала 1990-х профессор сравнительной культурологии и литературоведения Токийского университета иностранных языков, позже — профессор Международного университета Акита.

Автор книг «Японский романтизм и становление новой поэзии», «История новой японской поэзии» в четырёх томах, «Пророк в своём отечестве (Профетические, мессианские, эсхатологические мотивы в русской поэзии и общественной мысли)», «Кэмпо — истоки воинских искусств» и других.

Лауреат премии Всеяпонской ассоциации переводчиков «Выдающийся вклад в культуру» (1995) за перевод антологии Х века «Кокинвакасю — старые и новые песни Японии».

— Вы, вероятно, самый продуктивный переводчик с японского не только в России…
— Да, это факт, во всяком случае, если говорить о поэтических книгах. Я общаюсь со многими японоведами по всему миру. Столько явно никто не переводит. Из переводов оригинальных, то есть не третичной обработки в перекомпонованных изданиях, на нынешнем российском рынке моих японских антологий и сборников, должно быть, процентов шестьдесят-семьдесят.

— В чём секрет вашей продуктивности? Вы переводите каждый день?
— Сейчас уже меньше. Я много преподаю. Когда я впервые попал в Японию, мне было 40 лет. До этого я, правда, ездил на несколько международных конференций. Меня до 1987 года не выпускали из СССР по ряду причин.

Одной из них была книга «Кэмпо — традиция воинских искусств». Я автор первых в СССР публикаций по боевым искусствам, много лет они были единственными. «Кэмпо» до сих пор остаётся культовой книгой, и общий тираж её от многих изданий перевалил за миллион.

Двадцать лет она остаётся в списке бестселлеров на германоязычном рынке. В прошлом году вышла весьма объёмистая последняя русская версия, а это — две немецких. Эту книгу в России восемь лет держали на полке, не пускали в печать.

Лауреат премии «Национальный бестселлер» Андрей Геласимов рассказывает про роман-победитель «Степные боги», книгу, реагирующую на усиление имперских настроений.

Я всегда много писал и переводил, совмещая разные интересы. Как говаривал Лао-цзы, «не выходя со двора, мудрец познаёт мир». К 1990 году, когда я оказался в Японии, основная база у меня уже была.

Я поехал туда как стипендиат Японского фонда (это большая государственная организация, спонсирующая академические исследования). Провёл я там несколько больше полугода.

За это время перевёл прославленную поэтическую антологию X века «Кокинвакасю» (закончил подстрочник) и написал книгу социально-психологических очерков о России «Рабы земли обетованной», которая в Японии очень хорошо пошла — был самый пик перестройки.

Ещё до отъезда в Японию в значительной степени была подготовлена база для моего четырёхтомника «История новой японской поэзии».

— Когда вы приехали в Японию, образ страны, который сложился у вас к этому времени, совпал с тем, что вы увидели? Понравилась вам Страна восходящего солнца?
— Когда я приехал туда в начале 1990-х, у меня был типичный культурный шок. Я был поражён контрастом — совершенно марсианская цивилизация. Страна, заваленная разнообразными товарами, суперэкспрессы, общественные туалеты с цветами и музыкой…

В Советском Союзе тогда ничего похожего не было. Япония опередила Россию лет на двадцать-тридцать, но при этом массовизация культуры дошла там до апогея, что создаёт серьёзные трудности для культуры классической.

— Видимо, это связано с «экономическим чудом».
— Да, но и с национальной ментальностью, которая запрограммирована на полную самоотдачу и работу в определённых рамках. Японцы создали свой остров коммунизма: с заботой о человеке, хорошими отношениями, высокой моралью и постоянным улучшением условий быта…

Но свою серьёзную литературу молодёжь перестала читать, и это действительно большая проблема, о которой я в последнее время много пишу.

— Ваше восприятие Японии со временем менялось?
— Да, но оно уже оформилось по ряду ключевых моментов. Вначале восприятие было романтически-восторженным. Я изучал Японию в университете, но не увязывал её напрямую с японскими реалиями, потому что слишком всё было далеко.

Но японскую литературу я воспринимал как конкретную данность. Именно поэтому я и взялся за переводы — тексты предметные, доступные изучению и пониманию, довольно симпатичные. Японскую литературу можно было переводить и издавать в России.

В те годы, когда я никуда не выезжал, я много работал с японским языком. Например, на всех кинофестивалях — в Москве и Ташкенте — каждый год у меня была стажировка на синхронном переводе фильмов.

Тяжёлая была работа, но она давала хорошую лингвистическую прокачку (кстати, и с английским, и с французским), поэтому, когда я приехал в Японию, у меня не было особых трудностей с языком.

— Переехав в Токио, где вы преподавали 12 лет в Токийском университете иностранных языков, долго вы привыкали к этому городу? К обилию небоскрёбов?
— Тогда небоскрёбов было немного, в основном только в районе Синдзюку. Их разрешили строить с 1970-х годов. Зато за последние лет семь весь город ими застроили.

Одна из странных особенностей японской культуры, которая сосуществует с почитанием традиций, — в ней не слишком считаются со стариной. После революции Мэйдзи, например, японцы решили отказаться от проклятого феодального прошлого и срыли 70 процентов исторических замков. Такая чисто большевистская акция, проведённая очень последовательно почти повсюду.

Продолжаем разговор о сказках. В издательстве «НЛО» недавно вышла книга сказок «Фея Ко и КОмпания», герои которой живут в городе Вот-Так-Да. «Частный корреспондент» побывал в этом симпатичном городке и рассказывает, что там недавно случилось.

Во всех больших городах есть указатель «Замок». Так, в историческом городе Сэндай был красавец замок. Вначале едешь к нему на автобусе, потом идёшь пешком, поднимаешься на холм, а там — пустота, буквально камня на камне не оставлено. И надпись: «Здесь был замок».

Так же в Аките, где я работаю, и ещё в десятках городов — все замки срыли, в том числе огромнейшие замки, с системой фортификаций, возможно, самой изощрённой в мире.

В Токио снесли замок сёгуна, а то, что сейчас является императорским дворцом, — скромное здание, построенное в конце XIX века на месте полностью разрушенного замка.

Японцы и после войны продолжали сносить старые строения, и сейчас сносят, правда, уже с оглядкой. Почти в любом старом городе нет исторического центра и вообще нет старых архитектурных комплексов — только храм стоит где-то на отшибе. Храмы не разрушали, но зато что сделали с древней столицей Киото!..

Этот единственный японский город пощадила во время войны американская авиация именно потому, что там много храмов и дворцов, но японские застройщики его не пощадили — они его весь перестроили ещё в 1960-е годы.

Ничего ценного не сносили, но застроили всё пространство вокруг храмов и дворцов невысокими жуткими бетонными конструкциями. Осталась пара старых традиционных кварталов в районе Гион, а в целом город был жестоко изуродован. Так неоднозначно японцы относятся к своему классическому наследию. Видимо, насущные нужды важнее.

— Вы читали роман Амели Нотомб «Страх и трепет»? Насколько реальна, с вашей точки зрения, описанная в нём ситуация — отношение японцев к иностранцам.
— Да, читал, там всё правда. Я считаю, что автору удалось отразить любопытные этнопсихологические особенности Японии. Я сам в ещё большей мере, чем героиня романа, сталкивался с подобным отношением на производстве, в частности, к иностранцам.

У меня были очень непростые выяснения отношений с коллегами и начальством в академической среде. Что в основном и повлияло на дальнейшие сдвиги в моей биографии, когда я перешёл из Токийского университета иностранных языков в Международный университет Акита.

— Вы переехали в Акиту из Токио?
— Нет, не совсем, поскольку моя жена и дочь остаются в Токио. Дочка учится в русской школе. В японскую мы не хотим её отдавать. Создаётся впечатление, что проведённые в школе 12 лет проходят для японских детей даром, без видимых результатов в каких бы то ни было областях... По конечному продукту, то есть по абитуриентам. До сих пор не могу сказать, чему там учат, кроме родного языка... Поэтому мы решили, что Женя останется в школе при посольстве, ну а я езжу к семье на уик-энды.

— Вы довольны нынешней своей жизнью?
— Трудно ответить однозначно.

— Ваша жизнь уже прочно связана с Японией или вы не исключаете возможность вернуться в Россию?
— Я верю в свою индивидуальную карму. Например, я глубоко уверен в том, что если бы я не перешёл в Университет Акита, моя судьба в Токио сложилась бы незавидно. Останься я там, я вряд ли мог бы дописать и опубликовать многие книги, которые были опубликованы за последние годы, включая и сборник авторской прозы, который вышел несколько лет назад, вызвав довольно бурную реакцию российской критики.

Правда, я не Амели Нотомб, и книга шла под псевдонимом...

— То есть нет худа без добра?
— Получается, так. Карма поместила меня в такие условия, где я должен много работать, но во многом я работаю на себя и, скажем, на российского читателя.

Поскольку я в Аките живу один, то ни на что лишнее не отвлекаюсь. Довольно странная «идиллическая» жизнь в уединённом коттедже посреди старого парка. Этакая горная хижина. Сакура, глицинии, клёны, кипарисы, горные реки, водопады, озёра вокруг...

Судьба странным образом переместила меня в ту самую жизнь, которой жили поэты японского Средневековья, — с некоторыми поправками, разумеется. Я считаю, что это даёт импульсы к работе, к оптимальному самовыражению.

Мне в этом году будет шестьдесят. Без подобных импульсов я бы, может, давно обрюзг и опустился «на японское дно», то есть комфортно жил бы в консюмерском рае, как и многие иностранцы в Японии.

Но моя индивидуальная карма не позволяет мне расслабиться. Условия, в которые она меня помещает, — в данном случае северная провинциальная Япония, то есть вообще край ойкумены, — неординарны, но там по-своему неплохо.

Красоты японской природы вдохновляют не только на переводы лирики. Раньше я мало писал стихов, сейчас пишу много, и, на мой взгляд, совсем неплохо. Иногда даже по-японски, причём японцам нравится.

— Со студентами вам интересно общаться?
— О первокурсниках лучше побеседовать с моей дочкой-восьмиклассницей, которая периодически с ними общается и считает, что до уровня российского восьмого класса им ещё лет пять расти. Речь идёт не о конкретных знаниях, а об общем развитии. Школа, к сожалению, в области гуманитарной почти ничего не даёт, так что приходится восполнять всё интенсивными программами в университете. Что мы и пытаемся делать.

Япония и японцы — совершенно иной мир: его можно познавать и даже понимать, но врасти в него, думаю, нельзя. Некоторые пытаются мимикрировать под японцев, но, как правило, приходят они к чему-то совсем другому.

Я знал нескольких, кто женился на японках (или выходил замуж за японцев), полжизни жил в Японии, воспитывал детей, а под конец они так разуверились — и в жене (или муже), и в детях, и в Японии вообще, что впору делать харакири.

Однако жить в Японии, бесспорно, хорошо — спокойно и комфортно, работать в целом тоже. Просто не надо пытаться «абсорбироваться» и стать японцем. Тут правильное отношение к иностранцам — без подобострастия, но уважительное. В Америке ты один из миллиона, всё время подвержен безумной местной конкуренции. В Японии такого ощущения нет, и это даёт возможность заниматься тем, что ты считаешь главным.

— Давайте поговорим о вашем интересе к боевым искусствам и знаменитой книге «Кэмпо».
— Писать такую книгу в СССР было полным абсурдом, причём крайне опасным для карьеры, но тогда мной овладела такая маниакальная идея.

У нас ведь в то время была полная информационная блокада, восточные единоборства были под запретом, да ещё и сажали за подобные интересы. За провоз литературы по карате арестовывали, но тем не менее я собрал почти все основные зарубежные книги на эту тему — привозили друзья и соратники, в основном ксероксы. Когда я начинал писать «Кэмпо», до перестройки было далеко, но и во времена перестройки книга долго лежала под спудом.

— А почему она впервые вышла в Германии? У вас были там связи?
— Откуда им было взяться?! Они образовались потом. Я собирался опубликовать «Кэмпо» в Главной редакции восточной литературы издательства «Наука» Мне казалось, в книге нет ничего «идеологически опасного» и она будет всем только полезна. Но не тут-то было.

— Но на неё было несколько внутренних отрицательных рецензий, да?
— Да, когда я принёс её в издательство, директор мне сказал: «Тема щекотливая… Книжка академическая, но, с другой стороны, научно-популярная. Будем давать на рецензии». Не знаю, чего в ней больше — научного или популярного, но она была как раз такая, какая тогда была нужна.

Академическая книга обычно проходит две рецензии, а эта прошла около двадцати. Из них пара была недоброжелательных, остальные вполне одобрительные, но они ни на что не повлияли.

Пришлось идти другим путём. В то время как раз открылась в Москве первая Международная книжная ярмарка, но простые люди туда не могли попасть. Я напечатал на ксероксе более-менее подробную аннотацию книжки, пробрался туда и предлагал её американским, английским, французским, даже латиноамериканским издателям.

Заинтересовались восточногерманские немцы, издательство Sportverlag. Когда прочитали рукопись, книга им ещё больше понравилась, они заключили со мной договор и оплатили перевод (что в капиталистической стране было бы проблематично — перевод стоит дорого, но то была ещё Восточная Германия).

Нашли универсального переводчика — доктор медицинских наук, отлично знающий русский язык, владеющий слогом, интересующийся религией. Он очень хорошо изложил текст на немецком. Через пару месяцев после выхода «Кэмпо» Германия воссоединилась, и моя книга продавалась на общегерманском рынке по всей Европе.

По теме восточных единоборств она шла под номером один во всех списках бестселлеров. Тем не менее при последующих изданиях денег заплатили смехотворно мало. Там были явные аферы, с обложки убрали мою фамилию, оставив её только на титуле, много лет вообще не оповещали о продажах и так далее…

Но главное, конечно, что книга всё-таки шла. А в России рукопись ещё долго лежала в ГРВЛ «Науки». Я принёс туда немецкий экземпляр: «Не пора ли?..», и тогда «Кэмпо» отправили в типографию. Но директор издательства категорически заявил: «У нас дефицит бумаги, урежьте книгу вдвое». Я её собственноручно урезал, и в таком виде книга вышла — первым тиражом в 200 тысяч.

— После урезания получилась выжимка?
— Нет. В том первом русском варианте отсутствует огромный раздел, практически половина.

— В мире вас больше знают как автора этой книги или всё-таки как специалиста по японской литературе?
— В германоязычном мире многие знают книгу «Кэмпо», а в России ещё больше — она имела очень широкое хождение. Но это сейчас большей частью не те люди, которые читают японскую литературу и поэзию, другой контингент. Впрочем, японскую лирику тоже читали и читают многие.

— Они редко пересекаются?
— Да, не очень-то часто, хотя в России раньше пересекались довольно активно.

— Вам это должно быть приятно.
— Ну конечно. «Кэмпо» вызвала в России большой резонанс. Книга сыграла ту роль, которую я ей и предназначал: открыла шлюзы, много лет оставаясь единственной серьёзной работой на рынке книг о воинских искусствах Востока.

Волна массовой практической литературы по боевым единоборствам хлынула значительно позже. Тираж всех изданий «Кэмпо» превысил, по моим подсчётам, миллион. Последнее, самое полное, вышло совсем недавно.

— Восточные единоборства сильно изменили вашу жизнь?
— Да, сыграли свою роль, но я никогда не добивался особо высоких результатов, хотя занимался много лет.

— Вам было интересно в них физическое или духовное начало или их симбиоз?
— И то и другое, разумеется. Хотя о духовном начале я писал много больше. Я вообще стараюсь подходить к окружающей действительности комплексно, креативно и применяясь к реальным обстоятельствам.

Чем бы ты ни занимался, ты проживаешь свою единственную жизнь. Мыслители Востока рассматривали жизнь как восхождение к высотам духа, в котором тело служит скорее инструментом. А я воспитан на их трудах...

Беседовала Елена Калашникова




ОТПРАВИТЬ:       



 






Памяти Эльдара Рязанова

29 ноября 2015 года умер российский режиссер Эльдар Рязанов

Он снял около тридцати художественных фильмов, большинство из которых стали по-настоящему всенародно любимыми. Вот уже 40 лет вся страна встречает Новый год под любимую «Иронию судьбы». Фильмы Эльдара Александровича разлетелись на многочисленные крылатые выражения и цитаты. И вряд ли найдется на постсоветском пространстве человек, который хоть раз в жизни не сказал: «Какая гадость эта ваша заливная рыба».

30.11.2015 15:51


Разомкнуть характеристики человека

Этой осенью филолог, философ, историк и теоретик культуры Александр Марков выпустил книгу, само заглавие которой – «Теоретико-литературные итоги первых пятнадцати лет XXI века», сама заявленная постановка в ней основных вопросов вызывающе контрастировали с её на удивление небольшим объёмом в 122 страницы.

06.11.2015 18:00, Ольга Балла


Творческая личность и поведение

5 ноября исполнилось 75 лет со дня рождения Дмитрия Пригова

Дмитрий Александрович Пригов (5 ноября 1940 - 16 июля 2007) был разнообразно одарен и деятелен: поэт, романист, эссеист, художник, инсталлятор, акционист, искусствовед... Он пел, декламировал, снимался в кино, писал статьи, выступал с докладами на конференциях, он был всем, чем может быть творческая личность в современной художественной культуре. Но в нем было еще нечто, точнее, некто – сама творческая личность как не только субъект, но и предмет творчества. «Дмитрий Александрович Пригов» – создание художника-человекотворца Дмитрия Александровича Пригова.

05.11.2015 17:00, Михаил Эпштейн


Александр Чанцев: «Самая маленькая пуговица на сюртуке из снов»

Этой весной вышла книга постоянного автора «Частного корреспондента» Александра Чанцева «Когда рыбы встречают птиц: книги, люди, кино», объединяющая эссе, литературную критику, статьи о кино и музыке, авторские беседы с писателями, учеными, журналистами и музыкантами. Писатель Дмитрий Дейч (Тель-Авив) поговорил с автором о дзэнских практиках, эстетике политики, японской телесности, чтении в эпоху Фейсбука и о том, как все же устроена эта книга.

27.08.2015 14:50, Дмитрий Дейч – Александр Чанцев


Николай Кононов: «Индивидуальные формы языка никому неподвластны»

Беседа с утонченным стилистом, прозаиком, поэтом и арт-критиком из Санкт-Петербурга Николаем Кононовым

Поэзия важнее всего, она одна – способ всеобъемлющего понимания, без нее все остальное – сумерки и недоступность, острова безопасности, банальность. В ней заключен язык, и она сама его порождает, посему проза и все другое – проистекают только из нее.

13.07.2015 18:00, Александр Чанцев


"Плоть слов" Александра Твардовского

Не быть тенью, – а быть прогретым на собственном огне

Рядом с ним ни в коей мере нельзя было произнести высокопарной лузги типа "задумок", "творческих планов" или "насыщенной творческой работы" – упаси господь! "Кровавое дело" – да, это соответствовало тому серьёзному и мучительному долгу, каким по сути является настоящая поэзия, каковой он её считал: "Попробуйте раздуть горн на этой главке, в ней есть жар, подбавьте, только не увлекайтесь, – так он любил изъясняться с многочисленными последователями, учениками: – Всё шло хорошо, а тут вас стало относить, и всё дальше и дальше, и сюжет остановился. Выгребайте и оставьте в покое то, что вам не удалось, не мучьте вымученное..."

21.06.2015 12:00, Игорь Фунт


100 цитат и афоризмов Андре Моруа

Известный французский писатель, прошедший две мировые войны, участник французского Сопротивления, член Французской академии прожил 82 года. Его богатый жизненный опыт - серьёзный повод отнестись с вниманием к его высказываниям о жизни, любви, женщинах, морали.

19.06.2015 17:00


Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

05.06.2015 14:30, Александр Чанцев


Арбат замолчал

Борьба правительства Москвы за тишину на Арбате идет давно: в 2010 году на улице запретили музыку и аудорекламу, в 2013 речь зашла уже о ярмарках и массовых мероприятиях. Сейчас ограничения касаются всех представителей уличной культуры, однако музыканты не готовы так просто сдавать позиции. Предлагаем вниманию читателей хронику местных боев неместного значения за право на существование российской уличной культуры.

02.06.2015 14:30


Семь кругов травли Бориса Пастернака

55 лет назад, 30 мая 1960 года, умер Борис Пастернак

Вручение Пастернаку Нобелевской премии привело к беспрецедентной травле писателя в советской печати, включавшей в себя самые разные эпизоды — от сравнения с лягушкой до требований выслать «клеветника» и «предателя» из страны.

30.05.2015 09:30, Подготовила Надежда Бирюкова, arzamas.academy






 
 

Новости

Новая книга о Гарри Поттере побила рекорды по предзаказам в США
Новая книга "Гарри Поттер и Проклятое дитя" побило рекорды предыдущей части "Дары Смерти" по количеству предзаказов
Игорь Бриль выступит на Koktebel Jazz Party
Джазовый фестиваль Koktebel Jazz Party пройдет с 26 по 28 августа в Коктебель, Крым. Игорь Бриль выступит вместе со своими сыновьями, саксофонистами Александром и Дмитрием Брилем
Санта-конгресс в Копенгагене
За 5 месяцев до Рождества в Копенгагене проводится ежегодный конгресс Санта Клаусов
В Австралии сконструировали человека, неуязвимого в ДТП
Художница Патриция Пиччинини вместе с врачами создала человека-мутанта, способного выжить в любом ДТП. Получилось жутковато
Summer Folk Fest открывается во Владимирской области
Во Владимирской области открывается крупнейший в стране международный фолк-фестиваль Summer Folk Fest

 

 

Мнения

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Александр Чанцев

Ходячая медитация

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Александр Феденко

Проклятие Колобка

Александр Феденко об антропологии национального бессилия

Отбушевали страсти над выпотрошенным трупом волка из «Красной Шапочки» - поминки прошли в праздничной и торжественной атмосфере. И я приглашаю вас поучаствовать в еще одном ритуальном вскрытии – на этот раз Колобка. Выходит, у нас будет не просто вскрытие, а настоящая трепанация.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

Александр Чанцев

Кровь и малокровие, телефонные человечки и лунные девочки

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.