Подписаться на обновления
21 ноябряВторник

usd цб 59.2746

eur цб 69.6654

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденцияПрозрачное
образование
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд  Право автора  Открытая библиотека 
Дмитрий Бавильский   суббота, 4 декабря 2010 года, 17:38

А мы в чулане, с дырой в кармане (3)
Писатели русского зарубежья отвечают на вопросы заочного круглого стола


   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Ш. Абдуллаев, С. Болмат, Н. Вайман, Э. Войцеховская, А. Гринвальд, А. Иванов, М. Идов, М. Игнатьева, И. Кутик, А. Лебедев, В. Лорченков, М. Меклина, Ю. Милославский, А. Мильштейн, С. Юрьенен, Д. Яфасова.

Часть третья. Вопросы (их шесть) простые, очевидные; писатели — замечательные каждый в своём избранном жанре. Ответов вышло так много, что редакция «Часкора» разделила их на четыре порции, расставив отвечающих сугубо по алфавиту.

1. Как влияет на ваше письмо то обстоятельство, что вы пишете за пределами России и русского языка?
2. Считается, что писатель увозит в эмиграцию тот язык, который существует в обществе на момент его отъезда, и далее этот писательский язык не развивается. Так ли это? Или как всё обстоит на самом деле?
3. Как из вашего «далёка» выглядит литературная ситуация метрополии?
4. Каким является ваше литературное окружение на новом месте?
5. Есть ли у вас претензии к своей литературной родине?
6. Что нужно сделать для обеспечения равенства между литературой эмиграции и метрополии, если, конечно, это равенство возможно и нужно?

Михаил Идов, Нью-Йорк

— Как влияет на ваше письмо то обстоятельство, что вы пишете за пределами России и русского языка?
— Самым прямым образом: пишу на английском.

— Считается, что писатель увозит в эмиграцию тот язык, который существует в обществе на момент его отъезда, и далее этот писательский язык не развивается. Так ли это? Или как всё обстоит на самом деле?
— Мне вообще иногда кажется, что самый богатый и гибкий словарный запас у меня был в 16—17 лет — но не было опыта и идей, стоящих выражения. А так я отношусь к тем авторам, которым нравится только последняя написанная ими вещь. И то недолго.

— Как из вашего «далёка» выглядит литературная ситуация метрополии?
— Тут, мне кажется, мы оперируем не совсем подходящими терминами.

Отработав 25 лет на радио «Свобода», идеологический эмигрант и писатель Сергей Юрьенен организовал сначала своё издательство «Вольный стрелок», а затем учредил и одноимённую литературную премию. Не смог остаться в стороне от текущего культурного процесса, привыкнув пропагандировать книжные новинки в «Поверх барьеров», своей радиопередаче, уже давно ставшей культовой. Хочется верить, что премия «Вольного стрелка» с почётными дипломами и эксклюзивными серебряными пулями тоже обретёт культовый статус. Тому порукой — серьёзность, с которой Юрьенен взялся за новое дело (организация международного комитета и солидного жюри), а также содержание собранной и изданной им литературной коллекции.

Такая расстановка сил годится для писателей, причисляющих себя к российской литературной традиции, а я, наоборот, за российской литературой почти перестал следить.

За последние 10 лет мне по-настоящему понравился только Болмат. В первую очередь меня отпугивает нежелание российских прозаиков придерживаться реального плана: постоянное обращение к фантасмагории, пастишу, былинным архетипам всяким.

Жанр «страшной сказки». Магический реализм. Параноидально-эсхатологическая космология. Это вещи, наименее интересующие меня в литературе. Я их не люблю по той же причине, по которой в музыке мне не нравится Том Уэйтс, а в кино Кустурица.

Грубо говоря, я ненавижу carnivalesque. Я в некотором роде тупой мещанин, который любит хорошо рассказанные истории про себе подобных.

— Каким является ваше литературное окружение на новом месте?
— Знаете, я недавно понял, что в основном стараюсь общаться с журналистами и киношниками. У них идеальное соотношение богемности с профессионализмом.

В компании «настоящих» литераторов мне быстро становится плохо, особенно когда разговор заходит о том, кому дали какой грант или fellowship.

Если в виду имеются люди, знакомством с которыми я горжусь, — это почти все коллеги по New York Magazine и режиссёр Джулия Локтев. А главное моё литературное окружение — это жена, если честно.

— Есть ли у вас претензии к своей литературной родине?
— Только материальные.

— Что нужно сделать для обеспечения равенства между литературой эмиграции и метрополии, если, конечно, это равенство возможно и нужно?
— Это тоже, боюсь, вопрос не ко мне, а к автору, чувствующему себя этаким полпредом российской культуры за рубежом. Я себя, наоборот, чувствую скорее славистом, которому дали шестнадцатилетнюю фору.

Андрей Лебедев, Париж

— Как влияет на ваше письмо то обстоятельство, что вы пишете за пределами России и русского языка?
— Этот вопрос подразумевает наличие некоторого литературного прошлого, определённого писательского «я» перед отъездом из страны, поскольку влиять можно только на что-то уже имеющееся.

В свои 26 лет я уезжал из Москвы в Париж автором двух-трёх небольших публикаций в малотиражном самиздате. Как писатель я состоялся за границей. Так что мне впору фантазировать о том, каким писателем я стал бы, оставшись в России.

Наверное, часто употреблял бы слова «жерех» и «излучина», тогда как в романе, который пишу сейчас, важную роль играют слова «ватерзой» и «бонобо».

— Считается, что писатель увозит в эмиграцию тот язык, который существует в обществе на момент его отъезда, и далее этот писательский язык не развивается. Так ли это? Или как всё обстоит на самом деле?
— Это касается совсем небольшого набора слов, как правило, разговорно-жаргонных из юношеской эпохи, ведь жаргон меняется быстро. «Чувак» стал «перцем», но революции в русской литературе это не произвело, и те, кто не в курсе сей перемены, писателями быть не перестали.

Писатель увозит весь свой родной язык в потенциале, а потом всю жизнь реализует его в прямой связи со своим умножающимся жизненным опытом.

Скажем, я лишь относительно недавно начал использовать такие сложные и редкие понятия, как «благодарность» и «согласие».

— Как из вашего «далёка» выглядит литературная ситуация метрополии?
— За недостатком места отмечу один большой плюс и один большой минус. Плюс: престижность поэзии. Во Франции мне не известна ни одна пусть сколько бы значимая поэтическая премия, вся французская поэзия умещается на парижской площади Сен-Сюльпис в течение трёхдневного «Рынка поэзии».

Минус: отсутствие отлаженной национальной книготорговой сети. Понятно, что Россия — страна большая, но большой стране и большие вызовы.

— Каким является ваше литературное окружение на новом месте?
— Пять-шесть русских авторов, в большинстве своём не зарабатывающих на жизнь литературой (что прекрасно!), два-три французских, несколько более успешных.

— Есть ли у вас претензии к своей литературной родине?
— Отвечаю на вопросы этой анкеты, а рядом лежит последний номер Les Inrockuptibles, в нём большое интервью с Катрин Денёв. Заканчивается оно такими словами:

«Я нахожу жутким само слово «заслуги». Для меня «заслужить что-нибудь» не означает ничего. Мы никогда ничего не заслуживаем. Мы никогда не получаем того, чего заслужили. По-моему, мир куда более жесток, нестабилен… И именно внутри этого нужно всё-таки находить средства двигаться туда, куда хочешь и с кем хочешь».

Сочту это знаком и не буду ничего добавлять от себя.

— Что нужно сделать для обеспечения равенства между литературой эмиграции и метрополии, если, конечно, это равенство возможно и нужно?
— У меня нет ощущения неравенства в этой ситуации. Интернет и то, что принято называть концом литературоцентризма, уравняли всех. Есть ленивое переругивание нескольких особ по разные стороны границы, но оно вызвано персональным творческим кризисом и плохим качеством потребляемого алкоголя.

Владимир Лорченков, Кишинёв

Безусловно, меня можно считать эмигрантом, но своеобразным. Полная историческая аналогия — галло-римлянин, к примеру сын имперского офицера, который нёс службу где-нибудь на границе. И которому после падения империи возвращаться просто некуда.

Для римлян я галл, да и Рим уже не столица империи, а развалины Капитолия, на которых варвары пасут баранов. Хотя для тех варваров, которые хлынули в Галлию, я, безусловно, римлянин.

Возникает ощущение глобальной эмиграции. Думаю, это и отличает меня и мне подобных от классических эмигрантов — людей, которые намеренно ехали куда-то.

Я никуда не стремился, я нигде не нахожусь, и мне некуда возвращаться. Кстати, ощутить толком принадлежность к империи я тоже не успел — был ребёнком, когда она рухнула. Так что я обитатель Nevernowhereland.

Отвечать буду как подданный этого чудесного государства.

— Как влияет на ваше письмо то обстоятельство, что вы пишете за пределами России и русского языка?
— Я пишу за пределами России, но не русского языка, потому что это де-факто государственный язык Молдавии. Я полностью в русскоязычной языковой среде.

Так что в моём случае можно говорить только о географической удалённости. Очень относительной, кстати: до Москвы мне — час с небольшим лёту, это намного ближе, чем Сибирь с её медведями и pelmeshkami или там Сахалин.

И к той же Москве я, получается, ближе уральца или забайкальца.

Удалённость имеет значение, конечно. С одной стороны, язык по окраинам отстаёт на полшага в современном развитии, с другой — он более чистый.

Плюсы отстранённости — я никак не зацеплен так называемыми российскими «реалиями», которыми мои российские коллеги пичкают свои книги, стремясь попасть в ногу со времён.

В результате я оказываюсь в выигрышной ситуации. Пока кто-то вынужден корячиться «шендеровичстайл», у меня остаётся уникальный шанс написать вечную историю про то, как юноша и девушка из враждующих семей решили пожениться и что у них из этого вышло.

Я воспринимаю западную литературу через русский фильтр и нахожусь ближе к западной литературной традиции. А значит, избегаю бича современной русской литературы — региональности и замкнутости в себе.

Минусы — я их не нахожу, потому что интернет, быстрая почта и доставка книг позволяют мне полностью наблюдать процессы, происходящие в русской литературе сегодня.

К сожалению, ничего интересного для себя я там не нахожу. Но слежу, потому что литература — это мой бизнес, в хорошем смысле этого слова (попросту занятие).

А соврал насчёт минусов, один есть. Гигантский минус сам по себе — молдавский паспорт. Но это уже не вопрос литературы.

— Считается, что писатель увозит в эмиграцию тот язык, который существует в обществе на момент его отъезда, и далее этот писательский язык не развивается. Так ли это? Или как всё обстоит на самом деле?
— Я никуда не уезжал. Но ответ совершенно очевиден: если уехавший человек продолжает находиться в поле языка (читать на нём книги, писать их, общаться с развитыми интеллектуальными собеседниками — письменно ли, устно), то он развивается как автор.

Вообще, на век простого человека, даже столетнего долгожителя, русского языка хватит, чтоб не исписаться. В крайнем случае пищу уму даст другой язык (ну да, Набоков, как пример).

Опять же повлияет другая традиция, как, к примеру, повлияла американская на Довлатова, в результате чего тот последние годы жизни поднялся на пик писательской формы, а вовсе не вступил в кризис. Это видно по последним текстам Довлатова.

Я, разумеется, говорю не о газетных колонках — «Брежнев, Совок, тру-ла-ля» и пр. гуано, подобное которому по сию пору печатают в русскоязычных эмигрантских газетах, даже не меняя «Брежнева» хотя бы на «Черненко», а о замечательной повести «Иностранка».

Писатель выступил здесь алхимической ретортой, в которой смешались западная традиция, русский язык, талант самого автора...

Или вот — разве оскудел язык Алексея Толстого в эмиграции? Нет, жизнь показывает, что и без так называемых корней и почвы человек может писать и развиваться.

Потому что и корни и почва — в голове. И язык — там же, а не вокруг тебя.

— Как из вашего «далёка» выглядит литературная ситуация метрополии?
— «К сожалению, русская литература сегодня — это, говоря прямо, вторая лига» (с). В. Лорченков.

Давайте честно. Пусть каждый, кто умеет и любит читать, спросит себя и ответит искренне — что из русской литературы конца XX — начала XXI века произвело на него такое же впечатление, как «Волхв» Фаулза, «Сто лет одиночества» Маркеса, «Евангелия от Иисуса» Сарамаго и т.д. (поставьте сюда любой шедевр мировой литературы последних лет пятидесяти)?

Конечно, общее падение уровня — мировая тенденция, но в российской литературе она особенно проявляется. Надеюсь, это временно.

— Каким является ваше литературное окружение на новом месте?
— Мне не очень понятно, когда коллеги в провинции сетуют на оторванность от литературы в центре.

Все СМИ, в том числе и литературные, — в интернете. Подписку на журналы никто не отменял. Книги переводятся и выкладываются в Сеть. ЖЖ даёт возможность узнать, что написал тот или иной интересующий вас автор.

Новый стих Емелина, критическая заметка Топорова, новый текст Бабицкой — всё можно прочитать в день выхода в сетевых изданиях. Русский литературный процесс и есть моё литературное окружение.

— Есть ли у вас претензии к своей литературной родине?
— Прошу внести в протокол, что никаких претензий к РФ не имею. Вообще странно предъявлять претензии целой стране, я даже не очень понимаю, как это.

Понятно, что очень велик соблазн попрекнуть что-то Глобальное в Чем-то Глобальном. Ну, например, литературный бизнес — в «засилье жидов и пидарасов», которые «не дают печататься», но...

Борцы с этим явлением сколотили такую мафию, что никаким «жидам и пидарасам» не снилось, — это раз.

Не бывало в мировой истории шедевров, которые бы не были опубликованы, — это два (сказки про тысячи не нашедших читателя-зрителя-ценителя шедевров — на то они и сказки).

Ну и третье. Как только человек начинает вместо личных дел заниматься словесной «борьбой с чекистами и гэбнёй», «защитой родины от пиндосов», пророчествами насчёт «торжествующего быдла» или сетованиями насчёт «литературных генералов» и тому подобной глобальной ерундой, — это свидетельствует о проблемах психики.

Есть Бог, он нам и высший судия, и Дед Мороз одновременно. И если я не получил, что хотел, значит я плохо старался. И претензии предъявлять могу только одному человеку. Себе.

А литературная родина может умыть руки, причём, в отличие от одного римского чиновника, с абсолютно чистой совестью.

— Что нужно сделать для обеспечения равенства между литературой эмиграции и метрополии, если, конечно, это равенство возможно и нужно?
— Это равенство и так уже существует. У всех, кто талантлив, равные возможности изначально, остальное — дело труда, терпения и везения (которое есть труд, помноженный на терпение и уверенность).

Никакого другого равенства не нужно, потому что это уже иезуитство. Как обеспечить на ринге равенство Кличко и бросившего бокс второразрядника Василия из Мухобойска? Связать Кличко руки, ударить ломом под коленку...

Но это уже обман. Равны они изначально, просто Кличко нашёл, в чём талантлив, и талант развил, много трудился, а Вася пил пиво и бросил тренировки. Вася — он сам отказался от возможности быть равным Кличко.

От спортивных примеров к литературным. Зачем обеспечивать равенство изумительно живого писателя Владимира Нестеренко из Киева с потрясающе мёртвыми коллегами из Москвы?

Они ему не ровня, он настоящий, чего их к нему подтягивать? Или вот я. Я абсолютно не заинтересован ни в каком «обеспечении равенства» с литературой метрополии, потому что пишу лучше 90 процентов своих коллег оттуда.

Зачем мне? Не надо. Обеспечьте мне лучше равенство со Стейнбеком, Доктороу или Фолкнером (это я так завистливо шучу). У всех есть руки, голова, бумага. Чего ещё надо? Встал в строй — руби.

Маргарита Меклина, Сан-Франциско

— Как влияет на ваше письмо то обстоятельство, что вы пишете за пределами России и русского языка?
— Из-за того что окружающая речь меня не «давит» присутствием, я могу контролировать, какого рода язык ко мне поступает (допустим, читать призывы к сбору подписей в защиту избитого журналиста или замысловатое произведение с проекта TextOnly, «Живой журнал» какой-нибудь зачуханной мамашки или прозу Улитина).

А поскольку «то, что входит, то и выходит», у меня больше свободы как в выборе языкового регистра текста, так и тем.

— Считается, что писатель увозит в эмиграцию тот язык, который существует в обществе на момент его отъезда, и далее этот писательский язык не развивается. Так ли это? Или как всё обстоит на самом деле?
— Писатель увозит в эмиграцию язык тех литературных произведений, которые он читал. В 90-е везде стали печатать ранее не опубликованные работы Зайцева, Ремизова и совсем уж архаичных Сергея Клычкова и мракобеса Пимена Карпова — этот язык я с собой и увезла.

Несмотря на явную геополитическую направленность «Русской премии», победила литература. Слава жюри — имена лауреатов этого года составляют цвет современной поэзии и прозы. В Москве вручили «Русскую премию» по итогам 2008 года в трёх номинациях. Лауреатами стали: в номинации «Поэзия» — Бахыт Кенжеев (Канада), в номинации «Малая проза» — Маргарита Меклина (США), в номинации «Крупная проза» — Борис Хазанов (Германия). Церемония награждения лауреатов «Русской премии» была организована прямо-таки с государственным размахом. Событие происходило в Большом Петровском зале «Президент-отеля» (бывшей гостиницы ЦК КПСС «Октябрьская»), в зале с державными росписями и видом на церетелиевского Петра I.

В XXI веке болтливая литература уже не востребована. Тут, как в «Твиттере», появилась удивительная сиюминутность: сообщить, что делаешь и где находишься в данный момент.

Ну, допустим: «1:00, Рим, музей, после шопинга, рядом девица. 18:00, Турин, чья-то квартира, бутылка. 22:00, в отрубе, Маша, Миша и я».

Нынешняя литература соответствует такому дайджесту, репортажу о несложных, одноступенчатых, горизонтальных событиях, без левитаций.

Чтобы отвлечься от зияющего ужаса жизни и лежащих под дождливой травой родных, несвоевременно ушедших покойников, можно часами задаваться вопросом, а стоит ли стирать новенький, недавно купленный «шилопопу» комбинезон на гагачьем пуху.

Набираешь в интернете эти слова — и попадаешь на какой-нибудь мамашкинский форум. А там существа с говорящими именами вроде Грета-Конфета делятся опытом: «На хрена эти комбезы пуховые. Задолбало этих уток стирать».

Вот тебе тут сразу и персонаж, и современный язык. Между этими утками и могилами я и мечусь.

— Как из вашего «далёка» выглядит литературная ситуация метрополии?
— Она ригидна и предсказуема. Консерваторы и реалисты в обнимку с патриотами с бородами лопатами; патлатые авангардисты и абсурдисты вперемешку с юношами, читающими Батая и не чуждыми Бойсу.

Третья группка — это, условно говоря, так называемое «Лито» и «Проза.ру», их мало кто в профессиональной среде принимает всерьёз.

Для такой большой страны, как Россия, это на удивление мало. В Америке, куда ни плюнь, везде литературный журнал. Но, с другой стороны, это привело к ужасному обесцениванию того, что тут печатают в этих маленьких университетских журналах засидевшиеся на профессорских кафедрах редакторы, и сами пописывающие «уютную литературку».

Так что, может быть, в России пока надо всё оставить как есть.

— Каким является ваше литературное окружение на новом месте?
— Окружения практически никакого нет, возникают лишь спорадические проекты: помощь в переводе «Энергии заблуждения» Шкловского на английский (плата — упоминание моих перевранных имени-фамилии в предисловии к книге); некролог Василию Аксёнову, который меня неожиданно попросили написать какие-то американцы; приглашение в Бостонский колледж, где мы с Полиной Барсковой читали свои произведения двум личным друзьям (Женя и Саша, привет!) и трём пенсионерам (Давид Маркович, зачем вы спросили о соотношении русских и еврейских кровей?), а также вычитывание переводов текстов Скидана и Геннадия Айги для американской антологии Two Lines.

Причём моих текстов они туда не взяли, женским рылом не вышла. И ещё один мой давний приятель, набокофил Терри Майерс, взялся переводить Алешковского, так что я ему объясняю фразы типа «Зачем ты позарился на говно?».

— Есть ли у вас претензии к своей литературной родине?
— У меня есть претензии к стране, где я живу. В Америке недооценивают русских, русские им больше не страшны — а зря!

Никто меня не завербовывает в ЦРУ, чтобы шпионить за бывшими соотечественниками. А на какие шиши тогда жить?

Когда-то американские библиотеки закупали русских классиков и современников пачками — и всё для того, чтобы под видом изучения русской литературы в колледже готовить себе шпионские кадры.

Теперь, как вы понимаете, литературу закупают только арабскую. Никаких тебе кафедр русского языка, чтобы там поплёвывать в потолок. Ни на какой грант не подать, если пишешь на русском — кто это поймёт, кто прочитает?

А описания пионерского или комсомольского детства уже никого не волнуют. Поэтому всем специалистам по русскому языку надо молиться, чтобы Россия стала злейшим врагом США! Может быть, тогда ЦРУ снова подбросит денежек на университетские кафедры.

Но когда я поделилась такими мыслями с берклийской знакомой, работающей в каталожном отделе, она посоветовала мне не выражать вслух подобные мысли. Неполиткорректно потому что.

— Что нужно сделать для обеспечения равенства между литературой эмиграции и метрополии, если, конечно, это равенство возможно и нужно?
— Возможно, возникновение издателя print on demand, который с одинаковым успехом публиковал бы и распространял писателей, проживающих в России и за рубежом.

Сеть во многом смысле всех уравняла, но если не ходишь на чтения, не бываешь на виду у пишущей братии и олигархов, то издателя, вообще-то, сложно найти.

Окончание следует…




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Если внимательно приглядеться...

Увлекательный рассказ о современном обществе и политических технологиях в форме классического сатирического романа

Современная отечественная художественная литература многогранна и многолика, и порой возникает ощущение — впрочем, обманчивое — что уже на все более-менее жизненно важные вопросы получены ответы и о них написано как минимум по роману. То есть якобы всё, что остается редакторам и издателям – это лишь заполнять лакуны, а также дополнять и расширять тематики, начинающие приедаться: жизнь маленького человека, любовные хитросплетения, исторические приключения и ряд других.

19.11.2017 16:00, Артем Пудов


Здесь свалка мусора!

«Заметки вятского лоха». Ноябрь, 2017

Помню, однажды в достославные 90-е цыгане впаривали мне увесистую золотую цепочку за $50: любимое их занятие. С трудом сошлись на тридцати баксах. Цепочка, конечно же, оказалась позолоченным железом — фуфелом, как тогда говорили. Впрочем, как и зелёный полтинник «Ulysses Grant», которым я за неё расплатился. В отличие от двадцати баксов цыганской сдачи, real money.

18.11.2017 16:00, Игорь Фунт



«Если кто-либо вырастает больше обыкновенных размеров, мы отрезаем ему руку или ногу, чтобы подравнять его с остальными»

Социализм Джерома К. Джерома

В 1891 году известный английский писатель Джером Клапка Джером написал фантастический рассказ «Новая утопия». В нём он изобразил социалистическое будущее. Люди носят одинаковую одежду, живут в казармах по 1000 человек, слишком длинных укорачивают ампутацией, слишком умных оглупляют. Зато в таком социализме люди работают всего три часа в день, в обществе – изобилие еды (все люди вегетарианцы), образцовая гигиена и отсутствие иерархии, все вопросы решаются демократическим большинством.

11.11.2017 19:00, Толкователь


«Атмосфера, как в приемной у дантиста»

Остроумные записки Сергея Довлатова

«Соло на ундервуде» — записные книжки, которые Сергей Довлатов вёл в 1967-78 годах, впервые опубликованные в 1980 году.

04.11.2017 15:00, izbrannoe.com


Из цикла: Забытые имена русской словесности

«Кровь казачья по колено лошадям»

К 40-летию со дня смерти исторического романиста, великолепного эпического беллетриста Дмитрия Ильича Петрова-Бирюка.

02.02.2017 16:00, Игорь Фунт


Вот мы и встретились

В издательстве «ЭКСМО» в серии «Мастера современной российской прозы» вышла новая книга рассказов нашего постоянного автора Андрея Бычкова. «Сборник «Вот мы и встретились», как считает сам автор, это «художественно-антропологический спектр мужских архетипов нового русского времени»» (из аннотации к изданию). Ниже мы публикуем небольшой рассказ, давший название всей книге.

01.02.2017 17:00, Андрей Бычков


Распутин придуманный и настоящий

Интервью с автором книги «Распутин» Дугласом Смитом

К столетию со дня убийства одного из самых известных персонажей российской истории в Великобритании вышла книга "Распутин". Ее автор, историк Дуглас Смит, пересматривает многие мифы и устоявшиеся представления о жизни и смерти "сибирского старца", оказавшего влияние на судьбы российской монархии и российской империи.

31.01.2017 19:00, Наталья Голицына, svoboda.org


Русская культура в анекдотах Сергея Довлатова. Часть II

Не только Бродский. Русская культура в портретах и анекдотах. - М.: РИК «Культура», 1992

Книга Марианны Волковой и Сергея Довлатова «Не только Бродский» представляет собой своеобразный жанр, где изобразительное начало органично сплавлено с литературным: замечательные фотографии известных деятелей современной отечественной культуры (метрополии и русского зарубежья), сделанные М. Волковой, даны в сопровождении специально написанных к ним текстов С. Довлатова. Среди героев книги — В. Аксенов, А. Битов, А. Вознесенский, Н. Коржавин, М. Ростропович и другие.

23.01.2017 19:00, Николай Подосокорский


Мир Беляева

К 75-летию со дня смерти Александра Беляева

«Мир Беляева трудно передать словами. Мир Беляева надо смотреть, слушать, чувствовать, испытывать, примерять – как примеряют к себе непознанные доселе вещи и события дети. Театр, музыка, кино, литература – всё было проникнуто беляевскими темами, темпами. Особенно в советское время, когда мечтать и летать разрешено было лишь во сне. Когда фантастические пертурбации применяли в основном к заграничным героям. Потому что "суперзлодей" Штирнер мог придумывать страшные телепатические козни только в Германии. А победивший его "супергерой" Качинский мог быть исключительно советским прогрессивным учёным».

06.01.2017 16:00, Игорь Фунт






 

Новости

«Открытая библиотека» в Добролюбовке
10 ноября в Архангельской областной научной библиотеке имени Н. А. Добролюбова состоялась презентация проекта «Открытая библиотека», проведенная координатором проекта Наталией Трищенко и президентом Ассоциации интернет-издателей Иваном Засурским. Участники узнали о возможностях взаимодействия с вики-проектами, условиях участия в конкурсе, новых правовых и технологических инструментах предоставления открытого доступа, а также определении срока перехода произведений в правовой режим общественного достояния.
Ресурсный центр «Открытая библиотека» в Йошкар-Оле
7 ноября проект НП «Викимедиа РУ» РЦ «Открытая библиотека» был представлен в Национальной библиотеке им. С. Г. Чавайна Республики Марий Эл. Мероприятие для сотрудников библиотек провели директор НП «Викимедиа РУ» Владимир Медейко и активист «Википедии» Дмитрий Рожков. Участники мероприятия не только узнали о новых правовых и технологических инструментах открытого доступа и проектах партнерства, обеспечивающих открытую публикацию произведений науки и культуры, но также получили экземпляры пособия, специально подготовленного в рамках ресурсного центра.
Проект «Открытая библиотека» представлен в Тюмени
2 ноября в информационно-библиотечном центре Тюменского государственного университета состоялся мастер-класс для представителей вузовских библиотек, который провели президент Ассоциации интернет-издателей Иван Засурский и координатор проекта Ресурсный центр «Открытая библиотека» Наталия Трищенко. Основными темами мероприятия стали: использование открытых лицензий в библиотечной деятельности, особенности текущей системы авторского права в России, опыт открытия доступа к библиотечным коллекциям, повышение видимости оцифрованных массивов в интернете, а также возможность участия в проекте «Открытая библиотека».
НП «Викимедиа РУ» издало пособие для библиотекарей

Издание содержит рекомендации по использованию открытых лицензий и публикации произведений в режиме открытого доступа
Пособие подготовлено в рамках проекта Ресурсный центр «Открытая библиотека», основная цель которого состоит в организации правовой и методологической поддержки библиотек для открытия доступа к общественному достоянию. В настоящий момент множество произведений науки и культуры нельзя найти в интернете, однако издания, срок охраны авторских прав на которые уже закончился, можно и нужно оцифровывать, и библиотеки могут сыграть ведущую роль в этом процессе.

НП «Викимедиа РУ» запустило сайт проекта «Открытая библиотека»
Ресурсный центр для библиотечных работников Открытаябиблиотека.рф создан в рамках одноименного проекта партнёрства. Он предназначен для организации правовой и методологической поддержки библиотек по вопросам размещения в открытом доступе произведений, перешедших в правовой режим общественного достояния, а также использованию открытых лицензий. Сайт разработан командой проекта на основе вики-движка, его функционирование могут поддерживать любые участники проектов «Викимедиа».

 

 

Мнения

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.