Подписаться на обновления
5 декабряПонедельник

usd цб 64.1528

eur цб 68.4703

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Худлит  Острый сюжет  Фантастика  Женский роман  Классика  Нон-фикшн  Поэзия  Иностранные книги  Обзоры рейтингов 
Виктория Шохина   вторник, 28 декабря 2010 года, 08.57

2001—2010-й: книги, которые потрясали
На арене — самые громкие авторы нулевых


// Reuters
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог






В список, представленный ниже, попали книги, по поводу которых шумели. Иногда шум был громким, иногда не очень, иногда почти неслышным, но всё-таки был. Но от качества книги уровень шума никак не зависел: он зависел от других, внелитературных факторов.

2001-й. На прилавки книжных магазинов легла первая часть книги Александра Солженицына «Двести лет вместе» (М.: Русский путь, серия «Исследования новейшей русской истории»). Том начинался беглым очерком о евреях на Руси — с древних времён до первого «значительного исторического скрещения еврейской и русской судьбы» при Екатерине II. А заканчивался 1916 годом.

Цитата: «Сила их (евреев. — В.Ш.) развития, напора, таланта вселилась в русское общественное сознание. Понятия о наших целях, о наших интересах, импульсы к нашим решениям — мы слили с их понятиями. Мы приняли их взгляд на нашу историю и на выходы из неё». Мысль чрезвычайно лестная для евреев, хотя и небесспорная.

Тем не менее Солженицына обвинили в «просвещённом антисемитизме», в «оправдании погромной психологии» и т.п. Громче всех — Леонид Касис в статье «Еврейская энциклопедия — орган антисемитской мысли?!» (НГ Ex libris, 12.07.2001). Ему отвечала Наталья Солженицына, редактор книги: «Солженицын писал эту книгу, исходя «из доброжелательных поисков на будущее» и в надежде, что она «сослужит взаимному согласию» (НГ Ex libris, 17.07.2001).

Владимир Сорокин — писатель для писателей. Как Джеймс Джойс. Дышать разреженным воздухом на вершинах его прозы трудно. А в низинах и того труднее. Не все выдерживают. Зато профессионалы найдут в его книгах много полезного для себя.

2002-й. Вторую часть книги «Двести лет вместе», посвящённую такому близкому советскому времени (1917—1995), ожидали с болезненным нетерпением. Хотя там было всё то же, что в «Архипелаге ГУЛАГ»: евреи — большевики и чекисты, надзиратели и зэки.

Цитата: «До лагерей и я так думал: «…никаких наций вообще нет, есть человечество. А в лагерь присылаешься и узнаёшь: если у тебя удачная нация — ты счастливчик, ты обеспечен, ты выжил! Если общая нация — не обижайся. Ибо национальность — едва ли не главный признак, по которому зэки отбираются в спасительный корпус придурков… русские в «своих собственных русских» лагерях — опять последняя нация, как были у немцев…»

И далее: евреи на Великой Отечественной, дело врачей, исход 1970-х, Александр Галич как абсолютное воплощение еврейского самосознания…

Масштабный замысел Солженицына был перевернуть! «Я призываю обе стороны — и русскую, и еврейскую — к терпеливому взаимопониманию и признанию своей доли греха…».

Перевернуть не перевернул, но удовольствие доставил.

Ещё одно громкое событие года — роман «Господин Гексоген» Александра Проханова (М.: Ad Marginem). Со страшненьким черепом Ленина на обложке (художник Андрей Бондаренко). О том, как наши спецслужбы взрывали наши дома. И об операции по приходу во власть Избранника. С конспирологией, конечно.

Автора клеймили «антисемитом», «одиозным публицистом» и т.п. И попрекали дружбой с Березовским. Однако молодые критики восхищались языком Проханова, его красочными глюками, его исключительным чувством (имперского советского) прошлого и предчувствием будущего. А также «мощнейшим техногенным пафосом» (Лев Пирогов). «Яркое событие, такая бешеная и безумная книга» (Михаил Трофименков).

Цитата: «Все собравшиеся, увидев Избранника, потянулись к нему, словно к магниту. Избранник улыбался им всем и никому в отдельности. Здоровался со всеми сразу, прижимая руку к груди, глядя сквозь них в далёкие пространства, где блуждали лучи и синие тени. Лишь один Гречишников приблизился к Избраннику, обменялся рукопожатием, что-то негромко, наклонившись, говорил ему. Тот тихо внимал, улыбался, послушный, согласный со всем наперёд, но Белосельцеву издали чудилась в Избраннике странная отрешённость, невнимание к тому, о чём говорит Гречишников. Словно эти слова не имели для него смысла, а смысл имели блуждающие сквозь тучи лучи осеннего солнца, поджигавшие на далёких лесах красные и жёлтые пятна».

Собственно, с «Господина Гексогена» и пошла нынешняя слава Проханова. Получив за роман премию «Национальный бестселлер — 2002», он передал её в Фонд защиты Эдуарда Лимонова (который сидел тогда в саратовской тюрьме).

Стоит также вспомнить о книге Ирины Денежкиной «Дай мне!» (СПб: Лимбус Пресс). Это жёсткая и сентиментальная проза, исполненная в духе «грязного реализма», своего рода предтеча сериала «Школа».

2003-й. Самая громкая книга года — «Байки кремлёвского диггера» Елены Трегубовой (М.: Ad Marginem, Коллекция «Трэш»). Журналистка «Коммерсанта», проработавшая четыре года в кремлёвском пуле, рассказала о том, что видела, слышала и как это поняла. Вот названия главок: «Как я уволила из Кремля Шабдурасулова», «Как я стала юмашевской совестью», «Мой «друг» Володя Путин», «Как Путин кормил меня суши», «Одна ночь с Александром Стальевичем», «Кремлёвская пресс-хата», «Как Путин испортил мне Пасху», «Динамо-машина им. Б.А. Березовского», «Когда был Лесин маленьким»

Конечно, Трегубова слишком активно тянула одеяло на себя («Увидев меня, Лужков, разумеется, пригласил сесть с ним за стол»). Конечно, её манера амикошонствовать, запросто называя обитателей политического олимпа Борька, Валя, Славка, Володя, раздражала… Но ничего более подробного из жизни «принимающих решения» никто не написал.

Потом был взрыв у дверей её квартиры. Потом книга «Прощание кремлёвского диггера». И политическое убежище в Англии.

2004-й. Событием года можно считать «Священную книгу оборотня» Виктора Пелевина (М.: Эксмо). Очень непростая love story лисички А Хули и генерал-лейтенанта ФСБ Саши Серого, он же волк-оборотень в погонах, а потом и сверхоборотень Пёс Пиздец. Лисичка при помощи хвоста и виртуальных секс-услуг откачивает у клиентов жизненную энергию. Генерал при помощи черепа пёстрой коровы и жутковатых камланий с воем откачивает нефть у российской земли.

Цитата: «Он начал выть ещё человеком, но вой превратил его в волка даже быстрее, чем любовное возбуждение. Покачнувшись, он выгнулся дугой и повалился на спину. Трансформация произошла с такой скоростью, что он был уже почти полностью волком, когда его спина коснулась шинели. Ни на секунду не прекращая выть, этот волк несколько секунд бился в снегу, поднимая вокруг себя белое облако, а затем поднялся на лапы». Вот какие люди у нас в ФСБ!

Сквозь причудливый сюжет просвечивало вполне реальное дело ЮКОСа, о чём напоминала весёлая надпись у входа на детскую площадку Нефтеперегоньевска: «Кукис-Юкис-Юкси-Пукс!»

2005-й. На арену вышла Оксана Робски, изящно помахивая дебютным романом «Casual/Повседневное» (М.: Росмэн).

Сюжет романа был прост, как античная драма. Вдова олигарха заказывает убийцу своего мужа. Заказ исполнен, но оказывается, что вдова ошиблась. Она исправляет ошибку, выясняет отношения с беременной любовницей убитого мужа и т.п. А под конец, устав от передряг, улетает в Индию, где находит новую любовь.

Это был голос непосредственно из недр «праздного класса» (согласно определению Т. Веблена).

Цитата: «Вся Москва уехала в горы. Те, кто ещё не уехал, собирали чемоданы, чтобы уехать сразу после Нового года. Те, у кого есть потребность в знакомых лицах и близости к олигархам, уехали в Куршевель. Все остальные — в Санкт-Мориц…»

Оксана Робски породила целое (пара)литературное течение — так называемый светский реализм. Такие романы составлялись, как конструктор «Лего». Их героини были (относительно) молоды и материально обеспечены. Они презирали социально неоднородных (водителей, домработниц, «каких-то беженцев»), иногда злоупотребляли кокаином, не пренебрегали лесбийскими утехами. Кто-то мечтал переспать с Путиным («Власть — это очень сексуально»). Забавная черта: в каждом романе обязательно присутствовал минет, правда какой-то малоинтересный — технический и неэротичный.

Романы писали женщины. Или под женскими именами.

2006-й. И вот появился мужчина, жаждущий сказать всю правду о гламурье, — Сергей Минаев с романом «Духless. Повесть о ненастоящем человеке».

Роман был написан крайне небрежно, переполнен штампами и пошлостями. Типа: «Миром давно уже не правит капитал. Лицемерие и ханжество — вот истинные короли мира». Слово «духовность» и производные от него — на каждом шагу. Разговоры в офисе как в советском производственном романе:

— Он тебе план делает?

— Ну, да.

— Квартальный план выполнил? Прирост есть?

— Ну, да, но ведь отчёты. Есть же производственная дисциплина... Главный герой — коммерческий директор, а «это такая современная разновидность дорогой проститутки». Спектр его услуг: классика; ролевые игры по желанию клиента; куннилингус; глубокий минет и т.п. Это метафоры, предназначение которых — показать, как низко вынужден порой падать человек. Правда, за 500 евро в день.

В 2007 году «Духless» получил антипремию «Полный абзац».

Сергей Минаев писал о «поколении 1970—1976 годов рождения, таком многообещающем и таком перспективном. Чей старт был столь ярок, и чья жизнь была столь бездарно растрачена…»

Об этом же поколении — лучшая книга 2006 года, роман Захара Прилепина «Санькя» (М.: Ad Marginem). Действие его происходит на другом полюсе социума: герой Прилепина — неформал-маргинал. Хотя «бездарно растраченную жизнь» можно отнести и к нему.

Санькя — член «Союза созидающих». То есть «эсэсовец». Он приезжает из провинциального городка в Москву — бузить.

Две цитаты: «А мы ведь — случайность… Нас случайным сквозняком согнало. Революция приходит не сверху и не снизу — она наступает, когда истончаются все истины…»; «…я русский. Этого достаточно. Мне не надо никакой идеи…»

«Санькя» вызвал бурю возмущения. Возмущались банкир Пётр Авен, телеведущая Тина Канделаки, агитпроп русского капитализма Валерия Новодворская («Прилепин — очень хороший писатель, лучше, чем Лимонов. Но враг»), а также Ксения Собчак и, что интересно, Сергей Минаев.

На стороне «Саньки» были Михаил Швыдкой, тогда глава Федерального агентства по культуре и кинематографии, политолог Станислав Белковский, кинорежиссёр и сценарист Авдотья Смирнова, писатель Герман Садулаев.

Захар Прилепин получил премию «Ясная Поляна» с формулировкой «за выдающееся произведение современной литературы — роман «Санькя».

…Есть литература, и есть жизнь. Есть и точки, где они сходятся. Как сошлись они в нынешнем декабре на Манеже, на площади Киевского вокзала. На улицах и площадях других русских городов, где бузили такие, как Санькя.

В том же 2006-м Владимир Сорокин выпустил роман «День опричника» (М.: Захаров), соединявший в себе привычный для него жанр антиутопии и непривычный (но органичный) жанр политической сатиры. С посвящением «Григорию Лукьяновичу Скуратову-Вельскому, по прозвищу Малюта».

Время действия — 2027 год. Место действия — Россия (Москва), отгороженная от остального мира Великой Русской Стеной. Но со всеми удобствами, которые может дать high tech. Идеология согласно триаде графа Уварова: «Православие, самодержавие, народность». Короче, Святая Русь в соответствующих декорациях.

Цитата: «Снимает Поярок заслонку, берут наши ухваты печные, кочергу, да ими из печи на свет Божий и вытягивают столбового с супругою. Обоя в саже поизмазались, упираются. Столбовому сразу руки вяжем, в рот — кляп — и под локти — на двор. А жену… с женой по-весёлому обойтись придётся. Положено так. Притягивают её верёвками к столу разделочному, мясному. Хороша жена у Ивана Ивановича: стройна телом, лепа лицом, сисяста, жопаста, порывиста. Но сперва — столбовой. <…> Встаём все под ворота, поднимаем столбового на руках своих:

— Слово и дело!

Миг — и закачался Иван Иванович в петле, задёргался, захрипел, засопел, запердел прощальным пропердом. Снимаем шапки, крестимся. Надеваем. Ждём, покуда из столбового дух изыдет».

Неужели у нас одно будущее — наше (страшное) прошлое?

2007-й. Событие — это, пожалуй, Лев Данилкин с книгой «Человек с яйцом: Жизнь и мнения Александра Проханова» (М.: Ad Marginem). Не то чтобы вокруг книги было много шума. Но какая-то волна шла: упрямый замысел — написать книгу о «красно-коричневом» «соловье Генштаба» — себя оправдал. «Глянцевый литкритик Лев Данилкин дебютировал в «большой форме» с лирико-эпической биографией Александра Проханова», — писал журнал Time Out, не без ехидства. Сам Данилкин называл своего героя «советским Прустом», не без иронии.

Цитата: «История про то, как общество на протяжении десятилетий делало всё возможное, чтобы представить его, писателя от бога, графоманом, подлецом, фашистом и скоморохом; я думаю, общество пыталось маргинализовать его всеми правдами и неправдами потому, что он всегда был для него живым упрёком, он был ярче, нелепее, храбрее, чем все остальные».

Ну да, «ярче, нелепее, храбрее»… А вот насчёт усилий общества по дискриминации Проханова — явный перебор.

2008-й. Лёгкий шум поднялся по поводу романа Владимира Маканина «Асан» (М.: Эксмо). О чеченской войне. Главный герой — майор с толстовской фамилией Жилин (притом Александр Сергеевич), спекулирующий бензином. Кому-то роман понравился — как «последняя правда» о Чечне. Но недовольных было больше. И они были убедительнее.

Вот самый мягкий пример критики: «Асан» — удивительный пример беллетристической риторики или усилия по стяжанию художественности. Маканин — оригинальный мыслитель, то есть очень умный человек. Но человек без художественной свободы» (Николай Александров).

«Асан» получил «Большую книгу — 2008». А по результатам голосования в ЖЖ — антипремию «НацВорст». Как худшая книга 2008 года, «самая бездарная, скучная и глупая».

Цитата: «…Отовсюду плывёт сладкий предгорный воздух! Это чистый кислород!.. Это Кавказ! Распахнувшийся Кавказ окутывает мозги. Окутывает и нежит молодую душу… Кавказ зовёт к себе… Новобранцы счастливы! Нет-нет и они встают в полный рост — в прыгающем кузове движущегося грузовика. Трясут автоматами. (Если Жора или сержант оружие отнять не успели.) Падают и опять встают…

И вот уже стреляют, стреляют! Где эти чёртовы чечены? Где война?.. Командиры, ау-ууу!.. Некоторые рвутся воевать прямо здесь и сейчас… Сколько можно медлить! Надо ввязаться в какой-нибудь бой, прежде чем развезёт от жары». И так далее.

2009-й. Интрига года была закручена вокруг «Околоноля» Натана Дубовицкого («Русский пионер», 2009, спецвыпуск ). Публика гадала, кто же скрывается за добропорядочным еврейским именем. На самом ли деле (как предположила газета «Ведомости») это Владислав Сурков, наш главный идеолог, серый кардинал, изобретатель «суверенной демократии» и других штук? Или это какой-нибудь литературный негр? А может быть, группа негров?

С одной стороны, трудно было представить, что топ-чиновник сочиняет романы. Да ещё социально острые. С другой, имя жены Суркова — Наталья Дубовицкая. И вроде бы Сурков признался в своём авторстве Виктору Ерофееву.

А ещё Сурков написал рецензию, где критически отозвался о произведении и с иронией прокомментировал версию о своём авторстве («Русский пионер», 2009, № 11). Однако тут же, выступая на литературных чтениях журнала, вдруг сказал: «Это прекрасный роман».

Говорили, что «Околоноля» будут «читать, надеясь найти между строк скрытое послание и больше узнать о механизме принятия решений в Кремле». Но о «механизме принятия решений» в романе почти ничего не было. Разве что мысль о том, что весь бизнес РФ крышуют чекисты. Цитата: «…Мы власть… Настоящая власть не применима, как атомная бомба. Мы правим, не вмешиваясь. Поддерживаем порядок, оставаясь невидимыми. Как говорят китайцы, власть — дракон в тумане».

Главный герой романа Егор Самоходов входит в полукриминальный издательский бизнес (левые тиражи, нелицензированные учебники, фальсификации и т.п.) Так что послание скорее такое: бизнес на культурных ценностях ничуть не лучше любого другого. А то и хуже. Цитата: «А войну за сбыты Набокова в южной Москве помнишь? Семь трупов. За розницу Тютчева помнишь? Между «яснополянскими» и «солнцевскими»… Ну тогда двумя взрывами магазинов обошлось, ночью, без жертв. Зато за опт обэриутов когда мы с «крокодилерами» схлестнулись! Одиннадцать жмуриков!»

2010-й. Обсуждают «Литературную матрицу» (СПб.: Лимбус Пресс) — альтернативный учебник литературы в двух томах, написанный писателями. Спорят в основном о том, будут ли школьники его читать. И начнут ли (научатся ли) после этого (если прочитают) любить/понимать литературу.

Сама идея замечательная. Что до исполнения, то это кому (из классиков) как повезло…

Цитата: «Главное, чего хотелось бы составителям этой книги, — чтобы тот, кто прочтёт из неё хоть несколько статей, почувствовал необходимость заглянуть в тексты произведений русской литературы, входящих в школьную программу. Чтобы он читал эти тексты так, как читают их авторы этой книги, — не сдерживая слёз, сжимая кулаки, хохоча и замирая от восторга, гневаясь и сходя с ума. Потому что школьная программа по литературе — это на самом-то деле программа для активации человеческого в человеке, и надо только понять, где тут кнопка «enter» и как её нажать».

Про кнопку «enter» могу сказать одно: нажать её может (и должен) учитель, который ведёт литературу. Собственно, от учителя всё и зависит. Но тут уж тоже кому как повезёт…

Но если у Немзера и ещё кого-то двойные стандарты, то у подавляющего большинства участников нынешнего антиколядинского флешмоба стандартов нет вовсе. Нет даже инструментов, хотя бы элементарных, для наложения или неналожения стандартов. Сплошное невежество. Галимое невежество. Причём воинствующее. Агрессивные сумерки сознания. «Манда» в смысле «жопа». И «жопа» в смысле «голова». И она думает. Она негодует. Она высказывается.

В центр споров и раздоров попал и роман Елены Колядиной «Цветочный крест» (журнал «Вологодская литература», 2010, № 7), получивший «Русский Букер». О красавице Феодосье, которую обвинили в колдовстве и отправили на костёр. Время действия — XVII век, место — город Тотьма. Язык напоминает о «Дне опричника» Сорокина.

Колядину обвиняют в богохульстве, попрекают лексикой (особенно словами «муди», «елда» и т.п.), а также ляпами и неточностями. Те же, кому роман понравился, превозносят её за гениальность и смелость.

Самая цитируемая фраза романа — первая: «В афедрон давала ли?»

Что ж, неплохая кода для нулевых. Аминь.




ОТПРАВИТЬ:       



 





Смертельная жажда жизни

«Нежность к мертвым», дебютный роман Ильи Данишевского, изданный «Опустошителем», предъявляет едва ли не самого странного автора, пишущего сегодня по-русски

Этот текст нельзя объяснить или даже пересказать, как невозможно передать сон (не то, что чужой, но и свой собственный), этот роман можно только прочесть, пережить, переждать, принять к сведению. И только.

03.06.2016 15:00, Дмитрий Бавильский


Мой неправильный ты

Фрагмент из романа

4 сентября на Московской международной книжной выставке-ярмарке 28 прошла презентация нового романа постоянного автора «Частного корреспондента» Светланы Храмовой «Мой неправильный ты». Публикуем отрывок из книги издательства «Рипол», написанной в жанре качественной женской беллетристики.

07.09.2015 16:00, Светлан Храмова


На золотых дождях

Отрывок из новой книги

Роман «На золотых дождях» вышел в начале 2015 г. в издательстве «ЭКСМО», в серии«Index Librorum» (по словам издателей - от латинского «Index Librorum Prohibitorum» (список запрещенных книг). В серии выходили Томас Пинчон, Филипп Клодель, Том Вулф, Даниэль Пеннак… Издатели позиционируют книгу Бычкова как «самый дерзкий и провокационный роман десятилетия».

02.09.2015 18:45, Андрей Бычков


По волнам памяти

Т.Толстая. Невидимая дева. - М.:АСТ; Редакция Елены Шубиной, 2014. – 471 с.

О творчестве Татьяны Толстой написано немало критических отзывов, отражающих все ступени роста писательницы и серьезных изменений ее манеры письма. Впрочем, главное - все-таки широкое читательское признание, хотя мысли и рассуждения профессионалов о литературе также очень важны. Книги Толстой, находящиеся в том самом «среднем положении» между Сциллой беллетристики и Харибдой интеллектуальной литературы, давно и заслуженно любимы российскими читателями, причем внимание общественности направлено не только на творчество Толстой, но и, скажем, на многочисленные дискуссионные Интернет-заметки Татьяны Никитичны.

24.06.2015 15:40, Артем Пудов



Река без берегов

Часть вторая: Свидетельство Густава Аниаса Хорна. Книга вторая. Отрывок.

Трилогия Ханса Хенни Янна (1894–1959) «Река без берегов» создавалась пятнадцать лет и стала шедевром мировой литературы XX века. Второй том, «Свидетельство…» возлюбленного пропавшей девушки, написанное спустя двадцать пять лет, становится поводом для того, чтобы осмыслить и оправдать свою жизнь: жизнь человека, совершившего авантюрное странствие вдоль берегов Латинской Америки и Африки, обретшего вторую родину в глухом уголке Норвегии, сумевшего уже в зрелом возрасте стать композитором с мировым именем.

14.05.2015 18:30, Ханс Хенни Янн


Холодный профессор

Михаил Лифшиц. Собрание сочинений в двух томах. Т. 1. – М.: Зебра Е, 2015. – 544 с.

В двухтомник писателя и публициста Михаила Лифшица, помимо уже известных читателям поэмы «Толга», повести «Любовь к родителям» и романа «Почтовый ящик», вошли ранее не публиковавшиеся «еврейский детектив» «Дуэльная ситуация», роман «Обналичка и другие операции», а также пьеса «Холодный профессор». Пьеса представляет собой сценический рассказ о жизни современного российского университета – почти всем знакомой и лишь немногих миновавшей.

16.04.2015 15:00, Михаил Лифшиц


Всмотреться в человека

Светлана Замлелова «Скверное происшествие. История одного человека, рассказанная им посмертно». Роман. – М.: Буки Веди, 2015. – 230 с.

Судить о современном российском литературном процессе сегодня можно только с изрядной долей осторожности и со многими оговорками. Жизнь российского народа продолжает оставаться дифференцированной; отсутствие единой духовной цели давно привело к тому, что роль литературы естественным образом ныне свелась к чисто утилитарным функциям, независимо от того, в какие бы возвышенные формы эти функции не рядились.

16.03.2015 15:30, Иван Голубничий


Уроборос

Отрывок из книги. Уроборос. Этери Чаландзия. М.: Альпина нон-фикшн, 2014. — 320 с.

«Уроборос» – это символ бесконечности. Бесконечная череда повторений жизни и смерти. В романе это круговорот любви, в котором за редким исключением все развивается по неизбежному сценарию: люди встречаются, влюбляются, женятся, живут вместе, потом начинает происходить что-то плохое, накапливаются раздражение и злость, все чаще вспыхивают конфликты, люди все больше отдаляются друг от друга. В конце концов, кто-то кому-то изменяет и пара расстается. Бывшие супруги переживают разочарование и депрессию, а потом… рано или поздно встречают новых партнеров и жизнь продолжается. Это привычный ход вещей, не отменяющий тех мучений, которые сопровождают ад расставания.

13.02.2015 18:45, Этери Чаландзия


Роберт Луис Стивенсон: поднять перчатку

13 ноября 1850 года родился автор «Странной истории доктора Джекила и мистера Хайда»

В 1893 году Роберт Луис Стивенсон пишет своему другу Д. Мередиту: «Я работаю непрестанно. Пишу в постели, пишу, поднявшись с неё, сотрясаемый кашлем, пишу, когда голова моя разваливается от усталости, и всё-таки я считаю, что победил, с честью подняв перчатку, брошенную мне судьбой». Действительно ли победил?

13.11.2014 08:00, Дмитрий Корель






 
 

Новости

Восьмой "Гарри Поттер"
Новая книга о Гарри Поттере выйдет в России в ноябре
От создателя Гарри Поттера
Джоан Роулинг пишет новую книгу для детей
ММКВЯ снова в Москве
Московская международная книжная ярмарка откроется сегодня на ВДНХ
Признание Форсайта
Один из самых известных британских авторов шпионских романов Фредерик Форсайт признал, что более 20 лет был агентом службы британской внешней разведки
"50 оттенков серого" останутся на полках
Кибовский опроверг сообщения о запрете книг в московских библиотеках

 

 

Мнения

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Александр Чанцев

Ходячая медитация

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Александр Феденко

Проклятие Колобка

Александр Феденко об антропологии национального бессилия

Отбушевали страсти над выпотрошенным трупом волка из «Красной Шапочки» - поминки прошли в праздничной и торжественной атмосфере. И я приглашаю вас поучаствовать в еще одном ритуальном вскрытии – на этот раз Колобка. Выходит, у нас будет не просто вскрытие, а настоящая трепанация.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

Александр Чанцев

Кровь и малокровие, телефонные человечки и лунные девочки

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.